Прошедшие пять дней после праздника — так власти называют в Беларуси выборы — снова показали: эти самые власти не умеют вести диалог с народом, а мирные акции разгоняют пулями и гранатами. Разгонами «рулит» обычная милиция и ОМОН, а подчиняются они Министерству внутренних дел. The Village Беларусь припомнил, при каких министрах разгоняли мирные акции, какой устраивали «хапун» и как всякий раз казалось, что новый министр будет добрее и человечнее, чем предыдущий.

По негласной традиции, последние двадцать лет министрами внутренних дел становятся не выходцы из Беларуси/БССР — или, по крайней мере, рожденные за ее пределами. Так, Юрий Караев родился в Северной Осетии, Игорь Шуневич — в Луганской области, Анатолий Кулешов — в Азербайджане, Владимир Наумов — в Смоленске, Юрий Сиваков — на Сахалине. До них первые четыре Министра внутренних дел (Владимир Егоров, Владимир Данько, Юрий Захаренко, Валентин Аголец) были уроженцами Беларуси.

Министр: Юрий Сиваков

Назначен: 8 февраля 1999

Юрий Сиваков — один из наименее «долгоиграющих» министров внутренних дел Беларуси (на втором месте, после Владимира Данько — теперешнего Караева пока не учитываем). Он стал первым не-беларусом во главе министерства (так осталось до сих пор) и вообще пришел в милицию из армии, участвовал в ликвидации последствий на Чернобыльской АЭС. Потом он попал во внутренние войска и через несколько лет дошел до министерского кресла.

Имя Сивакова связывают не столько с разгонами каких-то акций, сколько с исчезновениями оппонентов Лукашенко. В сентябре 1999–го пропали Виктор гончар и Анатолий Красовский, в мае 1999–го — бывший министр внутренних дел Юрий Захаренко. Позже бывший начальник минского СИЗО Олег Алкаев рассказал, что он дважды по личному указанию Сивакова выдавал «расстрельный» пистолет ПБ–9. Также Алкаев вспоминал:

 — Когда Сиваков был министром внутренних дел, он спрашивал меня, можно ли организовать тюрьму человек на двадцать. […] Но я знаю точно, что такая тюрьма была. Она нигде не значится, нигде не числится. Сиваков ее открыл в нарушение всех законов. […] Я даже знаю, где она находилась: недалеко от Минска, в Дзержинске, на территории части внутренних войск.

А в июне 2001 года, накануне президентских выборов, бывшие следователи прокуратуры Дмитрий Петрушкевич и Олег Случак заявили, что в стране существует так называемый «эскадрон смерти», который был создан Юрием Сиваковым. О причастности Сивакова говорит и бывший боец СОБРа Юрий Гаравский, который в декабре прошлого года сделал свое сенсационное признание об участии в расстрелах пропавших политиков.

А в 2012 году сам Сиваков сделал полное тумана признание вины:

 — Наверное, любой здравомыслящий человек, который со мной никогда не встречался, а знает о Сивакове только понаслышке, связывает эту фамилию с пропавшими политиками. Ну что ж… Я за это отвечаю, моя вина в этом была, есть и будет. […] Я же не мог быть от этого в стороне. Я ни в коей мере не снимаю с себя ответственности: знал я — не знал, участвовал — не участвовал, но в любом случае я несу ответственность, поскольку все это являлось, в том числе и сферой моей деятельности.

Министр: Владимир Наумов

Назначен: 25 сентября 2000

Юрий Сиваков недолго побыл министром: после истории с исчезновениями политиков он пошел на повышение и получил должность замглавы администрации президента. Министром стал новый человек: Владимир Наумов. Наумов был кадровым силовиком с огромным стажем: возглавлял отряд спецназа МВД, потом перешел в «Алмаз», затем возглавил Службу безопасности президента, а там уже и министром стал. Наумов пробыл в кресле министра дольше всех остальных: почти девять полных лет. На других министров внутренних дел приходилось по одной президентской кампании, а Наумов успел «обслужить» сразу две. Но если в 2001 году разгонов не было (хотя в день выборов и днем позже, 9–10 сентября, по нескольку сот человек собирались на Октябрьской площади), то в 2006–м у Наумова появляется шанс проявить себя во всей красе. Тем более что и альтернативные кандидаты — Александр Козулин и Александр Милинкевич — попались боевые.

Незадолго до выборов глава КГБ сообщил о раскрытии заговора с целью силового захвата власти, потом он так же «раскрыл» четыре готовящихся теракта. Несмотря на то, что «единым» кандидатом от оппозиции был выбран Александр Милинкевич, именно на Козулина, в первую очередь, обрушился весь гнев президента и его структур. В марте, в день Всебелорусского народного собрания при попытке зарегистрироваться делегатом Козулин был избит и задержан милицией. Лукашенко потом называл его подонком, дебилом и вшивым оппозиционером (Милинкевич удостоился лишь эпитета «отморозок»).

В день выборов, 19 марта, на Октябрьской площади прошла мирная акция. На следующий день, когда Центризбирком огласил итоги выборов, на площади снова собрались тысячи людей, оппозиция установила палаточный городок. В течение несколько дней милиция брутально задерживала отдельных участников, а в ночь на 24 марта состоялся штурм и разгром палаточного городка с участием не только милиции, но и тракторов. На следующий день задержания участников митингов продолжились и на Октябрьской, и вблизи Окрестина: тогда еще раз задержали Александра Козулина. Потом состоялся суд, Козулина обвинили в хулиганстве и массовых беспорядков и присудили к 5,5 годам в колонии общего режима.

Удивительное дело: когда на акции 2006 года избили корреспондента «Комсомольской правды в Белоруссии» Олега Улевича, то в больнице его навестили сотрудники милицейского ведомства и извинились, а министр Владимир Наумов также принес извинения на пресс-конференции. Кроме того, по факту избиения завели уголовное дело по части 1 статьи 149 УК «в отношении неустановленного лица, причинившего Улевичу менее тяжкие телесные повреждения (по длительности расстройства здоровья)».

Также ведомство Наумова проявило себя при разгоне демонстрации по случаю дня святого Валентина, митинга против переименования столичных проспектов (оба — 2005), митинг предпринимателей против запрета использовать наемных работников кроме как из числа близких родственников (2008).

Министр: Анатолий Кулешов

Назначен: 2 июня 2009

Лукашенко назначил на должность министра бывшего начальника минской милиции — у того был неплохой опыт разгона уличных акций в столице. Что при этом стало с прежним министром Наумовым? Лукашенко отправил его в отставку по причине «жуткой усталости», заявив:

 — Я понимаю, что человек устал, но это не значит, что он плохо работал. […] Человек истощен, он действительно устал. Зачем добивать человека на этой работе?

Кулешов пробыл министром недолго, чуть менее трех лет, но на его службу пришлись несколько крупных акций. Некоторые общественные активисты считали, что Кулешова специально назначили «под выборы» — мол, показать кандидатам, кто тут настоящий президент.

Но еще до выборов Кулешов успел проявить себя в разгоне акции, посвященной 10–летию исчезновения Виктора Гончара и Анатолия Красовского (2009, Минск и Гомель).

Президентские выборы состоялись 19 декабря 2010 года. Кандидаты призвали беларусов выходить на площадь вечером в день выборов (19 декабря), а за несколько дней до этого рассказывали, каким они видят сценарий «плошчы»; Статкевич сказал, что у него есть даже несколько сценариев. Но и у силовиков был свой сценарий: уложить кандидатов лицом в снег. Когда кандидаты со своими командами шли на Октябрьскую площадь, их схватили — семерых (не повязали только экономистов Ярослава Романчука и Виктора Терещенко; Лукашенко, конечно, в шествии не участвовал). Это не помешало нескольким десяткам тысяч человек собраться на Октябрьской и потом пройти колонной до площади Независимости, где вскоре наступила вторая часть жесткого разгона.

В январе 2011-гт Кулешов признал, что лично отдал приказ разгонять «Плошчу» и заявил, что милиция вела себя максимально корректно:

 — Все делалось для того, чтобы органы правопорядка не обвинили в том, что они мешают свободному волеизъявлению граждан, нарушают права, свободы и демократию в стране.

А потом состоялись суды, пятерых кандидатов обвинили в организации массовых беспорядков и в сумме приговорили их к 20,5 годам лишения свободы — The Village Беларусь подробно про это рассказывал.

Следующая крупная акция случилась летом 2011 года — еженедельная цепочка событий получила название «Революция через социальную сеть», хотя никакой революцией там и не пахло, никто не требовал отставки правительства или президента. Раз в неделю через твиттер горожан призывали выходить на Октябрьскую площадь. Те приходили и просто молчали. Три первых июньские акции прошли относительно спокойно, а четвертую — 22 июня — силовики разгоняли по полной. Еще накануне они перекрыли площадь заборчиками, оставив лишь узкий проход вдоль проспекта. Милиционеры оттеснили молчаливых митингующих к Революционной и Немиге и уже там, в узких местах, устроили «хапун». Всего задержали, по некоторым данным, до 150 человек.

Министр: Игорь Шуневич

Назначен: 11 мая 2012

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Кулешов ушел в отставку по состоянию здоровья, а потом устроился на должность советника в исполкоме СНГ. Ему на смену пришел Игорь Шуневич.

Этот одиозный министр запомнился лишь своим негативом, хотя в эпоху его правления ведомство выступало с действительно важными и положительными изменениями и законопроектами. Например, МВД разработало законопроект о противодействии домашнему насилию — но Лукашенко, депутаты и некие общественные организации выступили против его принятия; МВД разработало проект по внедрению биометрических паспортов — но их до сих пор не ввели, постоянно откладывая окончательный срок на годик-другой; МВД настойчиво продвигало балльную систему штрафов — но недавно выяснилось, что вводить ее не будут.

Тем не менее, запомнился Шуневич и его ведомство совсем другими поступками и инициативами. Шуневич гордился своей формой сотрудника НКВД и регулярно появлялся в ней на парадах; Шуневич называл представителей ЛГБТ «дырявыми» и вел против них информационную войну; Шуневич заставлял на камеру извиняться тех, кто непочтительно обошелся со скульптурой городового; при нем МВД придумало, что гинекологи должны сообщать в милицию о ранней половой жизни девочек.

Кажется, на долю Шуневича не выпало каких-то массовых акций, которые бы пришлось разгонять дубинками, но все же без «хапуна» и избиений не обошлось. Один из наиболее резонансных случаев — штурм квартиры минского педиатра, детского хирурга-травматолога Дмитрия Середы. В августе 2016–го в его жилище ворвались омоновцы: одни таранили дверь, другие разбили окно на кухню; «прилетело» и самому врачу (закрытая черепно-мозговая травма легкой степени, ушиб мягких тканей головы, ушиб передней брюшной стенки). Позже выяснилось, что ворвались к нему по ошибке. Следственный комитет и прокуратура несколько раз отказывали в возбуждении уголовных дел по этому факту: мол, ошибочка вышла — это да, но все было сделано в рамках закона, никаких превышений полномочий.

Еще один случай — избиение в январе 2016–го омоновцами журналиста TUT.BY Павла Добровольского в здании суда, куда тот пошел освещать дело над граффитистами. Тогда Следственный комитет тоже отказал в возбуждении дела.

Министр: Юрий Караев

Назначен: 11 июня 2019

Юрий Караев сменил на посту министра одиозного Игоря Шуневича чуть более года назад. В отличие от предшественника, новый министр показал открытость и к СМИ, и к обычным гражданам; министр появлялся в гражданском костюме, не делал резких высказываний про ЛГБТ, и даже тема памятника городовому сошла на нет. Беларусы решили, что вот теперь-то милиция точно будет с народом, и какое-то время так и казалось, пока не наступило лето 2020 года. Брутальные задержания на митингах оппозиционных кандидатов, разгон и задержания людей, которые приходили подать жалобу в Центризбирком или прошение в КГБ, «хапун» у магазина символики и другие события, необъяснимые в своей бессмысленности.

Апофеоз этой войны случился в день выборов 9 августа 2020 года и продолжется уже пять дней, когда милиция и омоновцы избивали людей с особой жестокостью, маскировались под врачей и ездили на машинах медицинской помощи, целенаправленно избивали журналистов и разбивали им технику, стреляли по мирным протестующим резиновыми пулями, светошумовыми гранатами, давили автозаками и громили автомобили горожан, а в Бресте даже применяли табельное оружие на поражение. В первый день задержали 3 тысячи человек (из них 2 тысячи — в Минске), за четыре дня задержали около 6,7 тысячи человек, несколько сотен получили серьезные травмы. Избиения и пытки продолжались не только на улицах, но также и в автозаках, и в СИЗО.

МВД в ответ пожаловалось, что пострадали 50 милиционеров, а некоторые из них даже госпитализированы. «У солдат внутренних войск, у омоновцев есть родители, дети, жены. Каково им?», — вопрошает министр Караев.

Лишь в четверг 13 августа, на пятый день жесткого разгона мирных акций, министр Юрий Караев заявил:

 — Перед теми, кто оказался рядом и не ушел вовремя, не успел вовремя отскочить. Перед этими людьми, которым досталось, за это, как сейчас говорят, насилие, я как командир, как начальник хочу ответственность взять на себя, должен взять на себя.

А до этого ответственность как будто была не его.


Текст: Александр Лычавко

Обложка: Сергей Гриц / Associated Press


Обсудите этот текст на Facebook