На прошлой неделе беларусы похоронили политзаключенного Витольда Ашурка и узнали о подростке, который сбросился с 16-этажки, не выдержав прессинга СК. А сегодня прямо в суде политзаключенный с площади Перемен Степан Латыпов перерезал себе горло из-за угроз ГУБОПа отомстить родным, если он не признает вину. The Village Беларусь рассказывает, кто такой Степан Латыпов, как он оказался в тюрьме, как пропагандисты поспешили его обвинить в том, в чем в итоге не решились обвинить сами силовики, и, конечно же, мы собрали реакцию соцсетей на событие, которое потрясло всех, кроме пропагандистов Азаренка и Гладкой.

Кто такой Степан Латыпов

Степан Латыпов — житель дома во дворе Перемен, ему 41 год, он сын биологов, арборист, главный спаситель страны от ядовитого борщевика, промышленный альпинист пятого разряда и предприниматель — директор предприятия «Беларбо». Арборист — редкий для Беларуси профессионал, таких как Латыпов у нас в стране не больше 50 человек. Если в двух словах, то это специалист по деревьям, который знает, как спасти больное дерево, которое другой бы уже срубил. Этим и занимается фирма Латыпова — кронируют и лечат деревья и вырубают их в труднодоступных местах. Ирония в том, что фирма Латыпова ухаживала за деревьями в том числе в резиденции Лукашенко.

Помимо этого он читал лекции в Белорусском государственном технологическом университете.

Как Латыпов оказался в тюрьме

Точно неизвестно, имел ли Степан отношение к появлению культового мурала на площади Перемен, но он был одним из тех ребят, которые закрыли своими спинами изображение диджеев, восстановленное в десятый раз, от неизвестных «маляров» в балаклавах. Перед тем как неизвестные скрутили Степана, он им сказал: «Представьтесь, пожалуйста, и мы выполним требование сотрудников милиции». Это случилось 15 сентября прошлого года.

Чтобы задержать Степана, который вовсе не сопротивлялся, и унести его в машину понадобилось четверо силовиков.

Сначала его доставили в Центральный РУВД, потом отвезли домой — взломали дверь и провели обыск. У Степана Латыпова конфисковали флешки, мобильные телефоны, ноутбуки, сим-карты, планшет, ключи от автомобиля, банковские карточки и наличные деньги. На видео после обыска Латыпова выводят милиционеры. Он заметно хромает. Соседи кричали милиционерам «Позор!», а задержанному «Степа, мы с тобой!».

Спустя несколько дней после задержания госТВ выкатило «разоблачающий» сюжет, в котором говорилось, что Степан задержан по подозрению в организации незаконного канала поставки в страну опасных химикатов. А использовать эти опасные химикаты он якобы планировал против деанонизированных силовиков — обработать ими их земельные участки и дачи и распылить вблизи боевых порядков ОМОНа и внутренних войск во время протестных акций. Минский химик уже в пух и прах разнес это смехотворное обвинение и объяснил, что упоминаемый в сюжете «опасный химикат» — дифосфин — ядовит, только если использовать его внутривенно, потому что, по сути, это фосфорная подкормка, которую обычно используют, чтобы картошка лучше росла, не исключено, что и на полях Лукашенко. В сюжете на ОНТ и вовсе заявили, что Латыпов якобы «Хотел травить милицию ядом во время массовых беспорядков».

Позже от смешных обвинений отказались и сами силовики. После завершения расследования он стал обвиняемым по трем статьям, в которых ни слова не звучит о «ядах» и коварных планах отравить силовиков:

  • ч.ч. 1, 2 ст. 342 УК (организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок и сопряженных с явным неповиновением законным требованиям представителей власти, повлекших нарушение работы транспорта и организации, и активное участие в таких действиях);
  • ч. 2 ст. 363 УК (сопротивление сотрудникам органов внутренних дел при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка);
  • ч. 4 ст. 209 УК (мошенничество, совершенное в особо крупном размере).

Правозащитники признали Степана Латыпова политзаключенным. Сегодня его начали судить. После того как суд допросил отца Степана в качестве свидетеля, Латыпов встал и сказал:

«Отец! После свидания ко мне пришел ГУБОП. Пообещал, что если я не признаю вину, у меня будет пресс-хата (камера с невыносимыми условиями содержания. — прим. The Village Беларусь), уголовные дела против родных и соседей. Пресс-хата у меня была — 51 день. Так что ты готовься»

После этого Степан достал какой-то предмет из папки, возможно, ручку. Залез на скамейку, уперся ногами в решетку и воткнул себе что-то в горло или начал его резать. Потом упал, стал резать руки. Пока конвоиры смогли открыть клетку, Латыпов потерял сознание. По информации правозащитников, Степана введут в искусственную кому, сейчас он в операционной в больнице на улице Семашко (9-я больница или Минский научно-практический центр хирургии, трансплантологии и гематологии).



Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Обсудите этот текст на Facebook