В беларуском твитере появился откровенный тред минчанки @asia_an_editor, которая оказалась на грани жизни и смерти и провела две недели в реанимации из-за тромбоза, возникшего на фоне приема некорректно назначенных оральных контрацептивов. The Village Беларусь публикует историю девушки и комментарий акушера-гинеколога, в котором врач объясняет, как правильно принимать оральные контрацептивы, какие и кому следует проходить обследования, чтобы снизить риски тромбоза и вовремя выявить проблему.

The Village Беларусь не призывает отказаться от оральных контрацептивов, но рекомендует использовать их с назначения грамотного врача

01. Мне ОК (оральные контрацептивы — прим. The Village Беларусь) прописала гинекологиня после аборта. Я их очень не хотела принимать, но мне сказали, что хотя бы 1-2 месяца обязательно, чтобы привести в норму гормональный фон. Я решила, что два месяца уж как-то переживу.

02. Надо сказать, что каких-то заметных побочек я не ловила (как мне казалось), хотя психологическое состояние было такое себе. Ну, там как бы и так не самый приятный эпизод в жизни был.

03. Тревожные звоночки начались еще во время первого кровотечения отмены, то бишь месячных. Они были фактически твердыми — почти полностью состояли из кровяных сгустков размером от булавочной головки до фасолинки.

04. Мне сразу показалось, что это нездорово, я рассказала гинекологине, учитывая, что как раз наблюдалась после всех этих дел, спросила, можно ли прекратить прием. В ответ услышала, что 2-3 месяца принимать без вариантов.

05. Я скептически отнеслась к увеличению времени приема, но решила, что все-таки месяц еще я их попринимаю, но не больше. Как-то все же хотелось не получить никаких последствий, мало ли что.

06. Примерно в середине второго месяца у меня заболела нога. Я принесла из магаза 5 литров порошка, а на следующий день не могла встать на ногу — она как будто не разгибалась до конца в колене. Точнее ее было слишком больно разгибать.

07. По дурости я еще не сразу пошла в больницу, подумала на растяжение, так как в то время я была в максимально плохой форме, и эти пять литров порошка вполне считались за приличную нагрузку. К хирургу я попала примерно через неделю. Поставили диагноз воспаление мышц...

08. ... и прописали физиотерапию. У меня не было причин не верить хирургу, хотя и смутило, что он просто посмотрел на мою ногу и ткнул пальцем, и сразу поставил диагноз. Хотя нога выглядела хорошо, не опухала, не краснела, не синела.

09. Я начала ходить на терапию. Примерно на третий день я почти бежала с остановки в поликлинику на процедуры, как заметила, что задыхаюсь. Был конец ноября, резко похолодало, я буквально глотала этот ледяной воздух и не могла надышаться.

10. Опять же по дурости я списала эту реакцию на холод. С того дня я просто начинала задыхаться на улице, но в помещении быстро приходила в себя. Это было страшно, порой мне казалось, что я просто сейчас не смогу вдохнуть больше и так здесь и упаду.

11. Я проходила так несколько дней, списывая то на внезапную аллергию, стараясь не думать про астму, которой у меня никогда не было, но вдруг. На выходных я уехала домой к родителям, где сделали внушение, и утром я взяла талон к врачу на вторник. Правда, туда я уже не попала.

12. В понедельник вечером на работе мне стало плохо. Дышала я уже в принципе не очень и в помещении, но больше ничего не было. К концу дня я пошла в туалет, а вот вернуться в офис было непосильной задачей. Я еле доползла по стеночке, коллеги говорили, что я была чуть ли не синяя.

13. Мне вызвали скорую, у меня зашкаливал пульс, я не могла встать даже нормально. Меня привезли в больницу, начали обследовать, по моему рассказу не особо могли понять, в чем проблема, особенно в приемном покое.

14. Мне поставили капельницу и вставили в нос трубку с кислородом, как в американских фильмах про больницу. Я это все воспринимала больше как развлечение и ждала, когда меня отпустят домой, видимо, такая была защитная реакция.

15. Когда мне сказали, что оставляют в больнице, я расплакалась. Было уже поздно, я хотела есть, у меня ничего не было с собой, так как забрали меня с работы, да и не объясняли, что со мной произошло. Заходил какой-то врач, сказал, что раз плачет, то жить будет, и нам пока не нужна...

16. ... на что врачиня из приемного ответила, что положит в кардиологию. Собственно, туда я шла сама, нужно было в другой корпус, я еле-еле доползла. В отделении было конкретное перенаселение, поэтому меня определили на койку в коридоре.

17. Вокруг одни мужики, один храпит как танк. Я в свитере на лифчик, то есть даже раздеться для сна не могу. В тихом ужасе я собралась сходить в туалет, так как после капельницы это прям маст ду. До туалета я дошла нормально...

18. ... Выйдя из кабинки в умывальную я поняла, что сейчас просто упаду. Я понимала, что если я упаду здесь, то не факт, что меня хватятся, пока сюда не войдут. Поэтому я просто присела на пол и набиралась сил.

19. Я не знаю, каким чудом мне удалось выйти оттуда самой, дойти до ближайшей скамейки и позвать на помощь. Мой голос был настолько слабым, что на посту меня не услышали, услышать смог только один из пациентов, который и позвал медсестёр.

20. Меня довели до койки, начали измерять давление, которое не прощупывалось. Измерить смогла только старшая сестра, было 80/60, сразу поставили капельницу, через минут десять проверили — оно не поднималось. Мне вызвали реанимацию.

21. Там я узнала того врача, который отказался меня забирать в приемном. Собственно, не прошло и получаса, как мы встретились. Там меня уже начали расспрашивать конкретно.

22. Я рассказывала про затруднения дыхания, и сначала никто не мог понять, что не так. Потом меня спросили, какие лекарства я принимаю. Я рассказала про ОК. После этого спросили не болело ли у меня что-то. Я вспомнила о ноге и рассказала о ней.

23. Тут же мне сделали УЗИ, нашли в ноге тромб, сделали КТ — тромбоэмболия легочной артерии и ветвей обоих легких, то есть кусок тромба в ноге оторвался, поднялся по сосудам, раздробился и закупорил мне почти все сосуды в легких, включая главную артерию.

24. Как оказалось, одна из побочек ОК — повышение риска тромбообразования. На момент попадания в больницу у меня оставалась последняя таблетка второго цикла. Я просто словила максимум криты.

25. Как позже объясняли врачи, мне сказочно повезло. Проходить неделю с забитыми легкими, всего дважды побывав на грани обморока, но вытащив себя силой воли, хотя я могла в любой момент просто умереть.

26. В реанимации я пробыла почти две недели, еще несколько дней в кардиологии, в общей сложности почти три недели в больнице. Теперь я обязана постоянно носить компрессионные чулки либо туго заматывать ногу бинтом, даже в тридцать градусов жары...

27. ... принимать дорогостоящие таблетки, пока не рассосется тромб в ноге окончательно. Возвращение к нормальной жизни — примерно через год, полное выздоровление — практически невозможно.

28. На данный момент год почти прошел, обследование в ноябре. Я очень надеюсь, что тромб рассосался и готова молиться, чтобы мои вены пришли полностью в норму, чтобы я могла хотя бы летом не обматывать ноги и нормально долго ходить, не говоря уже о том, чтобы заниматься спортом.

«Тромбоз глубоких вен — это системное заболевание, которое не случается за один день. Должно накопиться много факторов риска»


Елена рудская

Врач акушер-гинеколог в РНПЦ, президентский стипендиат, соискатель ученой степени

КОК — это комбинированые оральные контрацептивы, назначаются только женщинам ведущим регулярную половую жизнь с одним половым партнером. В других случаях этот вид контрацепции не является приоритетным. КОК не лечат ни акне, ни нежелательные волосы на лице, ни нарушения менструального цикла, ни бесплодие, не сохраняют овариальный резерв, не устраивают отдых яичникам.

Врач не обязан назначать конкретные обследования перед назначением КОК (это дорого и не всегда нужно), но обязан провести качественный опрос пациента и собрать анамнез, чтобы выявить проблемы и назначить обследование, если оно действительно нужно. Врача должны насторожить следующие моменты в рассказе женщины: наличие инсультов, инфарктов, тромбозов у родственников первой линии (мама, папа, сестра, брат), невынашивания беременности, сахарного диабета, гипертензии, тромбофилических заболеваний у женщины (например, варикозное расширение вен говорит, что у нее есть проблемы со свертываемостью крови).

Склонность к тромбозу есть примерно у 11 % женщин. Когда во время опроса врач выявляет факторы риска, он должен назначить обследование — минимум коагулограмму.

Но коагулограмма показывает состояние свертываемости крови на день исследования. Обследование на наличие тромбофилических ДНК-мутаций тоже нельзя назвать очень информативным исследованием. Мутации говорят о носительстве определенной генетической информации, но это не значит, что женщина обязательно заболеет. Но обследоваться можно, чтобы понимать риски. Если у женщины всего одна мутация, это говорит о низком риске, но если у нее выявили, скажем, мутацию Лейдена или из десяти восемь мутаций, то есть вероятность, что прием КОК, в составе которых есть этинилэстрадиол — гормон, способствующий сгущению крови, — спровоцирует мутации и приведет к сгущению крови.

Поэтому во время приема КОК женщина должна следить за изменением своего состояния здоровья. В идеале она должна регулярно (раз в полгода) сдавать общий анализ крови, коагулограмму и биохимический анализ крови (потому что КОК также влияет на печень). Если врач выявит изменения на ранней стадии, на них можно будет легко повлиять. Например, назначить профилактическую дозу аспирина или кардиомагнила. Если пациентка жалуется на мигрени, появление сосудистых звездочек, боли в ногах, появление варикозного расширения вен, врача это должно насторожить, потому что эти симптомы говорят о сосудистых изменениях. В таком случае КОК отменяется и назначается контрацепция без этинилэстрадиола в составе. Через полгода анализы нужно повторить.

Тромбоз глубоких вен — это системное заболевание, которое не случается за один день. Должно накопиться много факторов риска.

Короткие курсы КОК вреднее, чем длинные, потому что организму постоянно приходится перестраиваться и адаптироваться к новым условиям. Перерывы в приеме КОК не нужны. Женщина может принимать их всю жизнь.

Назначать себе аспирин самостоятельно нельзя. Даже профилактические дозировки разжижающих кровь препаратов могут причинить вред здоровой женщине с нормальной системой свертывания, потому что эти препараты вмешаются в отлаженную систему и могут привести к нарушениям.



Текст: Ирина Горбач

Обложка@hkoffishall


Обсудите этот текст на Facebook