Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«Самое ужасное видео в моей жизни»: Мать убитого силовиками Александра Вихора — про 6 томов дела

«Самое ужасное видео в моей жизни»: Мать убитого силовиками Александра Вихора — про 6 томов дела

«Мой сын умирал на глазах милиционеров, а они лгали врачам о наркотиках»

«Абасрацца»: Как беларусы обсуждают «заговор» против Лукашенко и его детей

«Абасрацца»: Как беларусы обсуждают «заговор» против Лукашенко и его детей

«В окружении Лукашенко нет никого, кто сказал бы, что это бред»

«А что, так можно было?»: Эксперты обсуждают, как КГБ похищает беларусов в Москве

«А что, так можно было?»: Эксперты обсуждают, как КГБ похищает беларусов в Москве

Насмотрелись шпионских детективов

«Перестали здороваться»: Экс-военный о том, как сами силовики относятся к тем, кто бьет протестующих

«Перестали здороваться»: Экс-военный о том, как сами силовики относятся к тем, кто бьет протестующих

«Они не за Лукашенко, но готовы бить людей»

«Это на черный день»: Узнали, на что Лукашенко тратит деньги из фонда, о котором не любит говорить

«Это на черный день»: Узнали, на что Лукашенко тратит деньги из фонда, о котором не любит говорить

«Если такой президентский фонд есть, я не президент»

«Ябатькам во Дворце этого не показывают»: Самое главное из нового фильма про «дворцы Лукашенко»

«Ябатькам во Дворце этого не показывают»: Самое главное из нового фильма про «дворцы Лукашенко»

Структурированные известные факты и немножко инсайдов

«Вас проще убить, чем лечить»: 143 беларуски рассказали о пытках и сексуальном насилии силовиками

«Вас проще убить, чем лечить»: 143 беларуски рассказали о пытках и сексуальном насилии силовиками

Беларусы не забудут и не замолчат

«Режим добивается, чтобы о его силе писали все»: Что происходит с протестом и выйдут ли люди вновь

«Режим добивается, чтобы о его силе писали все»: Что происходит с протестом и выйдут ли люди вновь

Протест живее всех живых

«Несет абсурдом»: Что случилось в реальной Беларуси пока ябатьки фантазировали на ВНС

«Несет абсурдом»: Что случилось в реальной Беларуси пока ябатьки фантазировали на ВНС

Где живет 97% беларусов

«Беларусь? Слышал, вы о*уенные!»: Как беларусы заставили весь мир говорить о них, а не о Лукашенко

«Беларусь? Слышал, вы о*уенные!»: Как беларусы заставили весь мир говорить о них, а не о Лукашенко

«Они — надежда и гордость свободного мира!»

«Ерунда по сравнению с тем, что переживают журналисты в изоляторах»: Как работают СМИ после обысков

«Ерунда по сравнению с тем, что переживают журналисты в изоляторах»: Как работают СМИ после обысков

Обновляли ленту, пока в офисе орудовали силовики

«Не поддерживают даже лайком»: Как режим пытается показать, что за него большинство, но выходит смех

«Не поддерживают даже лайком»: Как режим пытается показать, что за него большинство, но выходит смех

Универсальные солдаты пропаганды

«Диктатуру рекламируют мамы двух ангелочков»: Как ябатьки пытались захватить Instagram, но не вышло

«Диктатуру рекламируют мамы двух ангелочков»: Как ябатьки пытались захватить Instagram, но не вышло

«Попытаться сымитировать массовую поддержку Александра Лукашенко»

«Вжух — и Маши Василевич больше нет»: 5 необычных видов протеста, которые придумали беларусы

«Вжух — и Маши Василевич больше нет»: 5 необычных видов протеста, которые придумали беларусы

Кроме демонстраций и крутых плакатов

«Это БДСМ, а не пиар»: Как Эйсмонт пытается спасти Лукашенко от инфосмерти, но плохо получается

«Это БДСМ, а не пиар»: Как Эйсмонт пытается спасти Лукашенко от инфосмерти, но плохо получается

«И тут Эйсмонт достала из рукава шпица»

«25 участников — это охрана Лукашенко»: Как власти зовут на диалог народ, но там одни ябатьки

«25 участников — это охрана Лукашенко»: Как власти зовут на диалог народ, но там одни ябатьки

Усидеть на двух стульях сразу

«Вместо Венского бала Лукашенко правит бал хунты»: Впервые в Беларуси могут осудить за экстремизм

«Вместо Венского бала Лукашенко правит бал хунты»: Впервые в Беларуси могут осудить за экстремизм

«Настоящие экстремисты синими пальцами пытаются удержаться в кресле»

«Не стреляли, а несчастный случай»: Какие отмазки выдумывает СК, чтобы не заводить дела на силовиков

«Не стреляли, а несчастный случай»: Какие отмазки выдумывает СК, чтобы не заводить дела на силовиков

Ничего не вижу, ничего не слышу, никакого дела не заведу

«Популярная тема — смех над ябатьками»: Как телеграм-чаты стали мощным двигателем перемен в Беларуси

«Популярная тема — смех над ябатьками»: Как телеграм-чаты стали мощным двигателем перемен в Беларуси

Интересное исследование

«Хитрый трюк»: Что скрывает Лукашенко, когда предлагает дать больше власти Всебелорусскому собранию

«Хитрый трюк»: Что скрывает Лукашенко, когда предлагает дать больше власти Всебелорусскому собранию

Старые трюки на новый лад

«Караев сказал, что можно всё»: Интервью со следователем из «черного списка карателей»

«Караев сказал, что можно всё»: Интервью со следователем из «черного списка карателей»

«Первое уголовное дело против конкретного силовика станет началом конца системы»

Силовики падают на бегу и получают «лещей»: Как прошел 120-й день мирных протестов в Минске

Силовики падают на бегу и получают «лещей»: Как прошел 120-й день мирных протестов в Минске

«Будем работать с колес. Работаем по мужчинам. Женщин не трогаем. Во дворы не забегаем»

«Позвонили из КГБ»: Спасатель рассказал, почему МЧС снимает БЧБ-флаги, хоть и не хочет

«Позвонили из КГБ»: Спасатель рассказал, почему МЧС снимает БЧБ-флаги, хоть и не хочет

Сначала всех уволить, а потом срочно удержать

«Сядешь в тюрьму, если провалишь»: Как друг Эйсмонт Басков оказался в ближнем окружении Лукашенко

«Сядешь в тюрьму, если провалишь»: Как друг Эйсмонт Басков оказался в ближнем окружении Лукашенко

Берите «Массандру»

«Я вызову милицию»: Как беларусы поставили в тупик депутата, показавшего «фак» противникам Лукашенко

«Я вызову милицию»: Как беларусы поставили в тупик депутата, показавшего «фак» противникам Лукашенко

Как ведет себя депутат, когда встречается с реальными беларусами

«Главный враг у Коли — Наташа»: Как актриса Наталья Эйсмонт оказалась в ближнем окружении Лукашенко

«Главный враг у Коли — Наташа»: Как актриса Наталья Эйсмонт оказалась в ближнем окружении Лукашенко

Специалист по уничтожению бчб-ленточек — вершина карьеры

«Это они сделали ОМОН бесчеловечным»: В чем опасность пропаганды идеологов, которую мы недооцениваем

«Это они сделали ОМОН бесчеловечным»: В чем опасность пропаганды идеологов, которую мы недооцениваем

Азаренок — это не смешно

«Теперь могут прийти к каждому»: Как силовики ворвались с обыском в квартиры самых обычных беларусов

«Теперь могут прийти к каждому»: Как силовики ворвались с обыском в квартиры самых обычных беларусов

«Искали даже в банке с кофе»

«Черная метка — могут убить»: Как силовики ставят метки на мирных протестующих и что они означают

«Черная метка — могут убить»: Как силовики ставят метки на мирных протестующих и что они означают

Цвет пыток

«Ужасная атмосфера»: Как на заводах пугают рабочих, чтобы прекратить забастовку, но она разрастается

«Ужасная атмосфера»: Как на заводах пугают рабочих, чтобы прекратить забастовку, но она разрастается

На заводчан надейся, а сам не плошай