Вчера в Беларуси стартовали досрочные выборы, за которыми в этом году запретили наблюдать нескольким сотням независимых наблюдателей. Некоторым из них все же удалось прорваться, если не на участки, то хотя бы в школы и наблюдать за выборами в щель. В твиттере и Facebook появилось несколько постоянно обновляемых тредов, в которых наблюдатели подробно рассказывают и показывают, что происходит на их участках.

«Пришел учитель математики из нашей же гимназии и начал дое*ывать своих же коллег, чтобы считали честно»

@Yauheni Karol:

Хорошие новости: у меня будет целый день честного наблюдения прямо с присутствием на участке. Это радует.

Первым досрочно проголосовавшим дают целые коробки конфет. Вот куда идут бюджетные деньги, кстати.

Кстати, на заседание по запечатыванию урны попал без проблем, доказав, что заседание комиссии не подходит под постановление ЦИКа об ограничении наблюдателей, так как это работа комиссии, а не участка.

Мои преподы душки — даже стул предложили, чтобы я спокойно сидел наблюдал! Похоже, само голосование пройдет спокойно.

Пришел учитель математики из нашей же гимназии и начал дое*ывать своих же коллег, чтобы считали честно. К слову его, который лично собрал подписи, в комиссии не пустили (учитель математики), а учителей физкультуры пустили. Очевидно, что считать нужно 3,4 закончили, а не адекватно.

Предложил повесить шторки, возможность есть — сами заикнулись. Сказал, что на совести председателя решение о соблюдении закона или соблюдении распоряжения ЦИК (незаконного). Шторки не повесили. Что ж, при всей моей симпатии, будет вторая жалоба в прокуратуру.

3 часа позади. На участке с большего все спокойно. Всего проголосовало 12 человек. Радуют люди, которые приходят в школу по своим делам и возмущаются, что на досрочке вообще есть люди, громко заявляя, что голосовать нужно только 9. Греет душу.

Обед наступил. Проголосовало человек — 13 из 2000 по участку. Присутствовал и на опечатывании урны и на заклеивании ее же на обеденный перерыв. Конфликт был только один — у директора с учителем, который призывал ее считать честно. Еще на свободе. Все хорошо.

Если коротко подводить итог по первой половине: ни о какой независимости комиссий речи быть не может: председатель — директор школы, вся комиссия — не самые активные учителя. «Независимые наблюдатели», которых массово аккредитовавали без документов — учителя.

Hello darkness my old friend…

Радует, что наличие меня как независимого наблюдателя на участке заставляет всех «наблюдателей» реально сидеть на участке и приходить по расписанию. Может, они меня недолюбливают из-за этого, но поддержание их в тонусе того явно стоит. Мои «коллеги»-«наблюдатели» не отмечают явку, не фиксируют нарушений, не смотрят на участок. Просто сидят и втыкают в телефоны. Наблюдают за экраном.

До окончания первого дня досрочного голосования осталось 1,5 часа. На данный момент явка — 21 человек, то есть 1% от всех избирателей на участке.

Понимаю, что непривычно. Понимаю, что напряжение и давление, но вы же иначе расслабитесь и со спокойной совестью будете нарушать все подряд. Именно, чтобы такого не допустить, я получал аккредитацию. Раз уж стали председателем коммиссии, будьте готовы работать публично и открыто.

Только что мне председатель комиссии высказала, что я слишком активно наблюдаю, мол, она только встала с места — а я тут уже и смотрю. Ну так в этом и суть наблюдения, конечно, не доверяю, конечно проверяю каждый шаг, конечно, Людмила Станиславовна, конечно!

Насчет расхождения голосов: либо рисуют, либо я прое*ался (очень маловероятно, был там все время работы участка, следил за урной аки коршун).

Подытожим первый день: получено избирателями бюллетеней — 30. Опущено в ящик для голосования — 25. Председателю не нравится активное наблюдение. Мне пытались запретить фотосъемку протокола (не удалось). А еще мне сказали, что слова ЦИКа и избирательный кодекс важнее Конституции.

А еще я сегодня слышал историю об угрозе увольнения учителю за отказ голосовать досрочно. В прокуратуру и МВД это не пойдет, так как не будет никаких свидетельских показаний, но меня порадовало, что директору (она же председатель УИК) жестко отказали: «Я и сама уйду».

День 2 начался. Первое, что мне сказала председатель: вы мне мешаете работать. Напоминаю, я только пришел и поздоровался. Хорошее начало дня.

Председатель начала бузить на меня и попыталась выпроводить уже даже не с участка, а с территории школы, пытаясь воззвать к моему уважению к учителям. Пыталась надавить, какого *уя я делаю вообще в нашей школе, почему именно здесь и что я вообще мешаю работе школы.

А еще мне сказала вахтерша, что они сегодня отключили школьные камеры, которые были на участке. Время шло, маразм крепчал.

Теперь отключили камеры еще и на входах в школу. То есть входы, холл и участки без наблюдения. А еще сегодня нет сотрудника МВД на месте. То есть администрация сейчас подвергает опасности школу ради того, чтобы не проводить выборы честно. А если зайдет преступник? То-то же.

На участке две розовые папки. Одна из них с бюллетенями, другая хз с чем, тоже с какими-то бумагами. Эти папки периодически меняют и уносят в неизвестном направлении, потом возвращаются с ними же. Хз, что там происходит, но мне это очень не нравится.

«Я почувствовала себя на линии фронта»

Лена Герасимчик:

Понеслось… Первый день выборов! Я — наблюдатель (кто бы мне сказал об этом еще 2 месяца назад, я бы не поверила).

Ящики запечатаны, первые люди уже проголосовали. Сегодня утром меня переполняли смешанные чувства. Их было очень много, но разочарование и надежда были самыми яркими.

Что разочаровало? То, что я почувствовала, когда нас, наблюдателей, пригласили на участок. Мы заняли отведенные нам места напротив членов избирательной комиссии. Я почувствовала себя на линии фронта. Эта линия проходила между нами. Они смотрели на нас оценивающе, с ухмылкой и раздражением. Мы смотрели на них с недоверием и неуважением. И мы сегодня не были гражданами одной нашей общей страны, мы были по разные стороны от линии фронта! Это ужасно! Ведь мы видели друг друга в первый раз, и при других обстоятельствах могли бы стать друзьями. Но не сегодня. Это очень меня огорчило.

Но! Было кое-что, что вновь вселило в меня надежду. Что это? То, как комиссия реагировала на замечания наблюдателей. Хотя могли бы нас просто выставить за дверь, как это сделали на многих других участках, оставив там по три наблюдателя от БРСМ, которых у нас тоже было достаточно! Несколько раз перепломбировали ящик для голосования, чтобы он был плотно закрыт. Председатель позволила перевестись табличку «фото запрещено», которая висела на самом видном месте напротив ящика для голосования. Причем, даже спросила: «Куда Вы хотите ее перевесить?» Правда, всегда очень тяжело вздыхала. И больше всего меня впечатлила ее реакция на мой маленький подарок для нее лично. Я подарила ей открытку с надписью «Мой голос в Ваших руках!» и сказала при этом:"Прошу посчитать наши голоса честно!» Опустив голову, она сказала: «Мы постараемся», но так и не смогла поднять на меня глаза…

Я вообще лузер в этих делах, но, как нам вчера рассказывали на собрании для наблюдателей, Лукашенко на выборах может проиграть только так же, как он выиграл в 1994. Тогда тоже было указание сверху фальсифицировать выборы в пользу Кебича, но общее настроение в стране достигло уже такой точки кипения, что председатели изберкомов массово отказывались это делать. И он победил!
Я предлагаю: говорите с председателями комиссий. Глядя им в глаза, просите посчитать наши голоса честно. Пусть дети дарят им рисунки с этой просьбой.
Они в смятении. Им очень не просто. На них давят. Но мне показалась сегодня, что мы можем помочь им сделать правильный выбор. Лед тронулся, господа.

«Была крайне удивлена и спросила: «Разве Вам плохо живется?»"

@Ryhor:

Наблюдателем стать легко: заполняешь заявление, собираешь 10 подписей прописанных избирателей в границах участка. Регистрировали всех, но у меня и тут были «проблемы». Шаблон заявления скачивал с сайта Честных людей (ЧЛ), в шаблоне была формулировка «направляет в качестве наблюдателя на заседания участковой комиссии…». Председатель сообщила, что я не могу присутствовать на заседаниях и предложила переподписать заявление я отказался переподписывать и указал на лежавшее сверху аналогичное уже принятое заявление. После пяти минутного общения она выяснила женат ли я, есть ли у меня дети, где учился и работал и т. п. была крайне удивлена и спросила: «разве Вам плохо живется?».

Одну из подписей забраковали из-за отсутствия в списках избирателя, дособрал 11-ую и записал ее снизу таблицы. Председатель дала мне линейку и сказала, чтобы я дочертил таблицу, включив в нее 11-ую подпись. Сделал — меня аккредитовали!

В журнал меня записали 14-м, ознакомиться с журналом либо его сфотографировать не позволили. Удалось увидеть, что на моей странице номера начинались с 11-го.

Позже выяснилось, что под 11-м номером девушка, которая буквально сразу зарегистрировалась, т.к. 10 подписей у нее было собрано ранее для члена УИК, куда ее не взяли. Остальные независимые наблюдатели в итоге расположились от 11 до 18.

Вечером за день до досрочки позвонили из УИК и сообщили, что меня не включили в график выхода наблюдателей, т.к. я лишь 14-ый и что мне позвонят, если предыдущие откажутся. Ограничения на досрочке — 3 человека внутри участка. График якобы вывешен на стенде.

Участок 96, члены комиссии из РИПО, методисты. Утром их почему-то вместе с тремя наблюдателями-спойлерами привез служебный автобус. Списка наблюдателей и графика их выхода на стенде не оказалось, председатель сказала, что это личные данные и разглашению не подлежат.

Предложил председателю, чтобы график выхода наблюдателей, который никто не видел составили сами наблюдатели, т.к. независимых на участке было большинство. Получил ничем не аргументированный отказ.

9:30 — внутри участка 3 наблюдателя-спойлера, комиссия и милиционер, все без масок, кроме милиционера. Нас не пускают, ждем процедуры опечатывания урны. В 9:45 дали потрогать открытую урну, с ней все ок.

Далее сказали отойти на 3 метра и наблюдать за опломбированием. снимать видео и фотографировать запретили. урну завязали веревкой и прилепили веревку пломбой к ящику. вроде бы все ок. Мы вышли.

На соседнем участке наблюдатели заметили щель между, внимание, крышкой и самой урной, щель в которую листов 5 пролезет! Потребовали ее заклеить, их председатель спокойно заклеила. Я вернулся и сказал, что в урне возможно щель и ее надо заклеить!

Щель в нашей урне была такой же. Председатель со мной не согласилась и сказала, что это не щель, что урны сделаны по государственным стандартам. Также одним из ее доводов моей не правоты является то, что я сразу не заметил эту щель! Сам не заметил — значит не щель!

Ответил тем, что следить за целостностью урны — прямая обязанность председателя. Наблы-спойлеры молчали. Урну по итогу заклеили, выглядит это так:

10:00. Начало, открытия участка для избирателей. Независимых выгоняют, если бы не успели до 10:00, то урна осталась бы со щелью, в которую любой избиратель спокойно бы вкинул бюллетень минуя основную прорезь.

По одному независимому наблюдателю остались в коридоре за пределами участка, чтобы регистрировать явку. Сначала была возможность видеть урны, но потом и этого лишили. Наблюдали так:

Одна из девушек соседнего участка сидела на собственном стуле, в коридоре. Председатель попросила ее убрать стул, якобы мебель не должна стоять в коридоре, мешает соблюдению пожарной безопасности. Девушка продолжила сидеть. Позже приехало МЧС.

МЧСник приехал, выслушал жалобы председателя, но комментариев сказал давать не будет, девушка ничего не нарушает, уехал.

К 19-00 я снова приехал в УИК, на входе:

— Избиратель?

— Нет, наблюдатель.

— Вам нельзя внутрь, все «свои» наблюдатели уже на участке.

Плюс две минуты общения с «подневольными сторожевыми псами», которым на самом деле не в кайф это и меня пускают к председателю, но не в участок.

Ровно в 19:00 наблы-спойлеры выходят из участка. Просим их скинуть фото протокола, но они впервые слышат об этом, либо «телефон разрядился» и др. отмазки бесполезные. Но одна из спойлеров сообщила, что насчитала 34 человека, на самом деле входило на участок 27.

По итогу к протоколу нас не допустили. Все что вы читали выше — это нарушения, действия комиссии не лежат в правовой плоскости, члены не ориентируются в законодательстве, работают по ЦИКовским внутренним инструкциям, даже не тем, которые предоставляют общественности!

Явка от независимых наблюдателей:

96 участок — 22 человека, 97 участок — 27 человек, 98 участок — 31 человек.

Портрет досрочника:

-пенсионеры = «главнае чтобы было можна спакойна дожить»,

— учителя,

— солдатики и другие «силовики»,

-1 студент,

— остальные с виду «дачники». Некоторые после голосования заходили к директору (предположительно отметиться).

Вывод: если ты не «свой» наблюдатель, то ты хуже человека, хуже избирателя. Считаю ли я бесполезной эту затею? НЕТ, т.к. независимый наблюдатель превратился в раздражителя, катализатор горения пуканов нечестных председателей. Важно зафиксировать поведение каждого и посчитать явку.

«Комментарий председателя комиссии: «слабенько""

@skaborik:

Наблюдаю я во второй раз, первый был на предыдущих парламентских.

В этот раз от правозащитников за свободные выборы, в прошлый раз я толком не понял от кого: или от права выбора или тоже от правозащитников. Или это одно и то же. Направление оба раза было от хельсинкского комитета.

24 вроде бы июля аккредитовался на участке, председатель пол часа придумывал как меня записать, а потом внезапно сказал, что он так уже тысячу человек записал до меня.

Поэтому сегодня я внезапно двенадцатый в списке и на участок не прохожу в связи со сложной эпидемиологической ситуацией.

Но от двери меня никто не отгоняет, считаю явку.

Не самый плохой вид.

В связи со сложной эпидемиологической ситуацией меня не пустили, но внутри в масках ноль человек. Шторы на кабинках тоже эпидемиологические, как вы можете видеть.

Председатель похвастался, что проводит выборы с советских времён. Ну такое достижение, чувак.

Пока что проголосовало 8 человек.

Я написал предложение как нам посчитать с ними голоса, чтобы я был этим доволен (в законе четко не определено), отдал председателю.

Еще подготовил жалобы, что меня не пустили на участок, на несоблюдение рекомендаций эпидемиологических, и на кабинки без штор, занесу в территориальную избирательную комиссию (это на ступеньку выше, чем моя).

Председатель вышел и объяснил как будут считать. В ответ на мое предложение. Говорит по очереди опорожнят урны. Всей комиссией разложат в стопочки. На каждую стопочку станет человечек и пересчитает. Даже в таком способе меньше хаоса, чем было на парламентских. Там высыпали урны по очереди, комиссия вокруг хаотически каждый сколько бюллетеней взял — столько и посчитал, потом каждый говорит свой результат отдельному человеку, потом магия чисел и председатель записывает в протокол результат. Не говорит результат — на бумажке пишет и передает.

Тем временем председатель вышел и сказал что кто-то уйдет и меня пустят.

В других комиссиях говорят коллеги, что есть какое-то расписание наблюдателей. Мне ничего такого не показывали.

Буфета на досрочке нет. Но на основной день председатель обещал шашлыки, пиво (!), Все что угодно, говорит.

Для комиссии (может быть и для чэсных наблюдателей) приготовлены подарочки. Есть еще вода, сладкая вода и еще там что-то.

Тем временем председатель со мной переговорил на отвлеченные темы и после паузы пустил посидеть внутри.

Очень красиво, чисто, порядок.

Председатель принес показать толстый такой журнал — методические указания по проведению выборов. Сказал что по нему работает. Почитать не дал, сказал подарит после выборов.

9 проголосовало.

11.

Пришла девочка из МЧС, проверила наши огнетушители. Показала как ими пользоваться. Похвалила наши красивые полы.

Фоткать на участке председатель тоже вроде как разрешил, насколько я его понял.

Пришла мать с двумя малыми детьми. Комиссия детям дала по конфете.

По прежнему в маске, перчатках никого. Председатель периодически надевает.

Перед обедом присутствовал на опечатывании урны. У ящика между крышкой и корпусом щель примерно на три свободно пролезающих бюллетеня, сложенных пополам. В конце дня буду просить опечатывать и эти щели.

Обед. В 16 начинается вторая половина. Меня опять не пустили внутрь. На вторую половину подошла наблюдательница от честных людей. Пасем на них из-за двери вместе теперь. Я думал буду один.

У честных людей красивые распечатанные листики с цифрами для подсчtта явки, я просто рисую палочки.

Первый день наблюдения окончен. Опечатали урну, щели не заклеили.

Комиссия насчитала 42 человека. Я, находясь там непрерывно — 22.

Комментарий председателя комиссии: «слабенько».

Сегодня не пустили в школу, вынесли график, в нем меня нет все дни. Директед бай Лидия Ермошина.

«Явку завышали вплоть до 600%»

Павел Ловцевич:

Наблюдение в первый день досрочного голосования на участке № 36 в СШ № 41.

Председатель УИК Нессен Елена Владимировна допустила независимых наблюдателей к присутствию при опломбировнии ящика для досрочного голосования.

Далее в нарушение действующего законодательства разрешила остаться для наблюдения непосредственно на участке только трём заранее отобранным наблюдателям, ограничив право остальных желающих наблюдателей в этом.

Сидим в фойе школы и наблюдаем.

Явка на 11:00 — 13 человек.

Явка на 12:00 — 24 человека.

Явка на 13:00 — 27 человек.

Явка на 14:00 — 30 человек.

С 14:00 до 16:00 объявлен перерыв на обед. Прорезь урны опечатана листом бумаги А4 с подписью двух работавших членов комиссии, приклеенном на ч̶е̶с̶т̶н̶о̶м̶ ̶с̶л̶о̶в̶е̶ клей карандаш. Урна убрана в шкаф под замок без его опечатывания.

По моему субъективному мнению, этих мер недостаточно для сохранности содержимого урны в нетронутом виде. Бумага может быть легко отклеена, подписи поставлены заново.

Сделать фото бумаги с подписями крупным председатель комиссии не позволила не имея на то права.

Вернулись на участок в 15:59. Урна уже распечатана. Сказали, что «вот буквально минуту назад». Ну оооок.

Явка на 17:00 — 37 человек.

Председатель перед перерывом на обед заверила, что такая возможность будет. Но в этот раз вышла уже «переобувшись» и заявила, что с протоколом (копией) имеют право ознакомиться только присутствовашие наблюдатели.

На моей возражение о незаконности данного ограничения, заявила, что удалится уточнить и вернется через 5 минут с ответом. Разумеется, ни через 5, ни через 10, ни даже через 15 минут она не вернулась. Тогда я потребовал члена УИК, присутствовашую в фойе, позвать председателя снова. Та вернулась со словами, что председатель сейчас решает какие-то неотложные вопросы и пока не может выйти. Я предупредил, что, если за 5 минут до закрытия участка она не выйдет, я войду на него, как приписанный избиратель. В итоге вошел я на участок я как… избиратель.

Проголосовать я, «к сожалению», не успел и остался ждать протокола уже, как наблюдатель. К слову, через пару минут второго независимого наблюдателя внезапно пропустили.

Несколько следующих минут, судя по всему, сделали меня врагом зама председателя…

Тем не менее протокол вывесили. Мы зафиксировали на 19:00 явку в количестве 63 человек. Таким образом, зафиксировано превышение по данным протокола реальной явки «всего» на 25%. Далее я поясню, почему я говорю «всего».

В итоге мы, КМК, неплохо поговорили с председятелем по завершении дня и расстались, я надеюсь, друзьями.

Главное, я довел до нее незаконность постановления ЦИК №115, ограничивающего количество наблюдателей на участке для голосования.

Вопрос про несоответствие реальной явки заявленной в протоколе я оставил на завтра. Пусть Елена Владимировна сегодня спит спокойно. А вот ее заместитель Терех Татьяна Алексеевна, дама предпенсионного возраста, уехала домой с мужем на 25-летней Audi. Видимо, она довольна своей жизнью.

Отдельно познакомлю вас с героями дня, которые пришли посидеть на месте для порядочных и честных людей. Как выяснилось, посередине сидит учитель этой же школы, которая собрала подписи граждан в свою пользу. Ну да, разумеется. А как же еще.

Что касается завышения явки «всего» на 25% в большую сторону… На других участках наблюдателей не пускали на порог зданий, не показывали протоколов, вызывали на них милицию, а явку завышали вплоть до 600%! Так что нам еще повезло с председателем, если можно так сказать.

Наблюдение во второй день досрочного голосования на выборах президента Республики Беларусь 2020 на участке № 36 в СШ №41 г. Минска.

3 вопроса и предложения к председателю сегодня:

— Почему цифра явки в копии протокола — 79 человек, в то время, как наблюдатели зафиксировали только 63?

— Какие результаты выездного голосования за вчерашний день?

— Обеспечить невозможность выброса в щель между крышкой и стенками.

Голосование началось. В нарушение ст. 13 Избирательного кодекса я не был допущен председателем на утреннее распечатывание ящика.

Внятного ответа на несоответствие цифр явки в копии протокола и подсчитанной наблюдателями в фойе ответа она не дала. Я предложил продолжать корректное общение в устной форме, а не переводить все в формализованную плоскость письменного общения. Говорил я это в уже в спину…


Обложка: Дарья Бурякина / TUT.BY


Обсудите этот текст на Facebook