Вчера в главном медуниверситете страны — БГМУ — власти развернули масштабные репрессии: из вуза за закрытой на ключ дверью отчислили два десятка студентов, выразивших протест. После этого администрация университета под прикрытием ОМОНа ушла через черный выход по примеру своих коллег-учителей, сбегавших с избирательных участков после фальсификации результатов выборов. The Village Беларусь поговорил с одной из отчисленных студенток, Полиной, о том, как в вузе возникло протестное движение, как им угрожало руководство и почему она не жалеет о том, что случилось, а наоборот — заряжена на борьбу.

— Я училась на 3 курсе лечебного факультета. Не наркоманка и не проститутка, как это навязывает о протестующих пропаганда. Вчера во время отчисления и.о. декана отметил, что у меня хорошая успеваемость. Кроме учебы я активно участвовала в разных кружках, дежурила в больницах и т.п. В профессиональном плане мне тоже есть, что терять. Я уже поняла, что медицина — мое призвание, я действительно хочу стать врачом — хирургом или психиатром, уже 5 лет никак не могу определиться.

Теперь я с удвоенной силой хочу стать врачом. Эта история с отчислением, с репрессиями помогла мне раскрыться как личности. Я увидела свои положительные качества и начала сама собой вдохновляться. Оказывается, я достаточно сильная и смелая, могу наступить на горло собственному страху и не бросаю товарищей в беде. Для будущего врача важно не только хорошо учиться, но и быть человечным.

До прошлого понедельника у нас в стенах вуза никто не протестовал, хотя сами по себе студенты, конечно же, участвовали в городских мирных акциях протестов, и я тоже. Официальная позиция вуза — мы вне политики, здесь нужно учиться. Хотя при этом студентам предлагают поучаствовать в провластном митинге взамен на списание платных отработок. Сами студенты в аудиториях тоже политику не обсуждают — тема звучит только на уровне шуточек. На моем потоке я — фактически единственный активист.

Я сама не сильна в политике, но знаю, что насилия в стране быть не должно. Не могу закрывать глаза также и репрессии против моих коллег, собратьев и единомышленников. Поэтому я решила присоединиться к Национальной забастовке 26 октября, которую объявила легитимный президент Республики Беларусь. Накануне этого, в пятницу, я отнесла в деканат заявление, что в понедельник не буду на занятиях по политическим убеждениям. Заявление приняли молча, единственное — сказали, что пропущенные занятия я должна буду отработать платно, потому что моя причина пропуска неуважительная.

В понедельник в 9:30 мы собрались с группой студентов-единомышленников возле корпуса БГМУ. Изначально нас было человек 50, к нам вышел ректор и, по-моему, проректор по безопасности, и начали убеждать, что мы чему-то мешаем, мол, идите бастовать в другое место. После того как они ушли, мы решили пройтись по лекционным аудиториям и призвать других студентов к нам присоединиться — заходили прямо во время лекций, скандировали «Далучайся» и аплодировали.

Преподаватели и студенты реагировали по-разному. Кто-то из администрации пытался вырвать у нас бчб-флаги. В одной лекционке преподаватель нам аплодировала и говорила: «Спасибо, что вы это делаете», мне показалось, что в ее глазах я даже увидела слезы. В другой аудитории преподаватель стоял с опущенной головой, а еще одна вышла из зала с истерикой и словами «что они делают». Из одного лекционного зала к нам присоединилось процентов 80 потока, в других аудиториях студенты реагировали более вяло, сидели с опущенной головой. После этого мы поехали в центр города, чтобы объединиться с другими протестующими студентами. Силовики много раз нападали на нас, но потом мы стали мощной сцепкой, и они развернулись и ушли под крики «Позор!», никого не задержав.

На следующий день в университете мы вместе с единомышленниками во время перерывов выходили в холл на сидячие акции протеста с плакатами в поддержку задержанных врачей и бчб-флагами. Администрация просила нас разойтись, угрожала отчислением «уже завтра», но до конца дня во время перерывов мы все равно выходили сидеть в холле и петь песни. Другие студенты и преподаватели нас тоже поддержали — кто-то издалека, стоя на балконах, кто-то присел с нами на пол. Стало очевидно, что тех, кто нас поддерживает, большинство. И чем больше они пытаются нас задавить, тем многочисленнее мы становимся.

Вчерашний день начался точно так же — во время перерывов мы сидели на полу, к нам периодически выходила администрация и говорила, что университет вне политики. На одном перерыве мне позвонил замдекана моего факультета и сообщил, что меня прямо сейчас вызывает и.о. декана Ишутин Олег Сергеевич к себе в кабинет. По пути в кабинет я встретила только что отчисленную студентку и поняла, что со мной сейчас может произойти то же самое, несмотря на то что у меня нет ни одного выговора, пропусков и проблем с успеваемостью. Я еще не успела присесть на стул, а Олег Сергеевич уже начал рассказывать, что я себя веду неправильно, университет вне политики и солдат должен слушаться командира — почему-то ему на ум пришла именно такая аналогия. При этом он отметил мою хорошую успеваемость, и я даже подумала, что он вызвал меня, чтобы вразумить, а не сразу же отчислить. Но спустя 10 минут, он положил на стол приказ об отчислении «за грубое нарушение правил внутреннего распорядка университета и срыв учебного процесса».

Интересно, что с такой формулировкой отчислили нас всех, даже тех, кто в понедельник не ходил по аудиториям. А некоторым ребятам, как они говорят, дорисовали пропуски, которых у них в реальности не было. Поэтому после отчисления мы с другими студентами попытались добиться от администрации объяснений, за что именно нас отчислили. По делу они ничего не ответили, зато сказали: «Скажите спасибо, что вас отчислили. Мы могли передать в РУВД запись, как вы врывались в лекционные, и у вас были бы другие проблемы». Также они ответили утвердительно на мой вопрос о том, можно ли обжаловать это решение, но пока никаких бумаг об отчислении мне никто не дал.

К этому времени внизу собралась внушительная группа поддержки из студентов, преподавателей, врачей и родителей. Было невероятно приятно, когда незнакомые люди меня обнимали. Администрация закрыла вход в университет, и сама закрылась в ректорате на ключ. А потом моя мама услышала, как кто-то из университетских чиновников вызывает ОМОН. После того как ОМОН нас разогнал, администрация покинула вуз с опущенной головой через черный выход.

Я понимала, что нас могут наказать уже в понедельник, когда мы пошли агитировать студентов по лекционкам. И да, мне было страшно, но с 1 сентября я подавляю свой страх и призываю себя бороться, ведь мы запустили процесс и останавливаться нельзя. Иначе все наши усилия будут напрасны.

Я не сожалею о своем поступке и еще раз поступила бы точно так же. Вчера был момент, когда я начала себя жалеть. Я вышла из кабинета после отчисления и на эмоциях расплакалась. Помню, что, всхлипывая, повторяла фразу: «Я будущий врач, я сохранила свою честь и достоинство, и мне очень обидно». Выступив против насилия, задвинув подальше страх за свою задницу, я осталась верна своим моральным принципам. И я убеждена, что сохранить честь и достоинство важнее, чем место в университете. Сейчас я себя чувствую хорошим и достойным человеком — раньше так не чувствовала себя никогда.

Отчислив, они меня сильно разозлили. Теперь у меня грандиозные планы. Благодаря мощной поддержке преподавателей и единомышленников-студентов, я чувствуют прилив энергии. И собираюсь и дальше агитировать студентов и действовать.

В плане учебы я пока никаких решений не приняла. Есть мысли получить образование за границей, но работать врачом я совершенно точно хочу в Беларуси. Потому что я верю в то, что здесь что-то изменится, а еще вся эта ситуация раскрыла наш народ с другой стороны, и я начала любить беларусов — никогда раньше не испытывала таких чувств к людям. Мы перестали быть жертвами и стали силой.


Текст: Ирина Горбач


Обсудите этот текст на Facebook