Сегодня в Беларуси 100-й день после выборов. И сотый день, когда беларусы выходят на непрекращающиеся акции протеста. The Village Беларусь припомнил, что произошло за эти сто дней.

Как прошли выборы

9 августа в Беларуси прошел праздник — так власти называют выборы. Праздник закончился разгонами беларусов, стрельбой, взрывами гранат и массовыми задержаниями. Об этом чуть ниже, а пока официальные результаты выборов:

Александр Лукашенко: 80,1%

Светлана Тихановская: 10,1%

Анна Канопацкая: 1,7%

Андрей Дмитриев: 1,2%

Сергей Черечень: 1,1%

Против всех: 4,6%

Беларусы не раз и не два фиксировали фальсификации результатов голосования, а чуть позже сводную статистику великого обмана представила инициатива «Честные люди» и платформа «Голос». Все было предсказуемо: официальные результаты сфальсифицированы, победил на самом деле не Лукашенко, а Тихановская.


Что стало с кандидатами в президенты

На свободе в Беларуси остались лишь четыре кандидата в президенты: Андрей Дмитриев, Сергей Черечень, Анна Канопацкая и, конечно, сам Лукашенко. Светлана Тихановская под давлением властей вынуждена была уехать в Литву.

Некоторые потенциальные кандидаты в президенты либо за границей, либо в заключении: Виктор Бабарико — под следствием в СИЗО КГБ, Сергей Тихановский — под следствием в СИЗО, Валерий Цепкало — за границей, Ольга Ковалькова также выехала из Беларуси.

До и после выборов кандидаты в президенты, их штабы и инициативные группы организовали несколько объединений и движений, и государство постаралось «пораскидывать» и их тоже. Марию Колесникову (главу штаба Бабарико и одну из глав Объединенного штаба) постарались вытурить из страны, но она разорвала на границе свой паспорт, и ее вернули в застенки следственных органов — она в СИЗО в Жодино. Вероника Цепкало из Объединенного штаба успела выехать из Беларуси самостоятельно, смог уехать и член Президиума Координационного совета и глава Народного антикризисного управления Павел Латушко. Членов КС Лилию Власову, Максима Знака, Сергея Дылевского «закрыли» на какое-то время — позже Дылевского и Власову выпустили, и Сергей выехал из страны. Члены секретариата КС Антон Родненков и Иван Кравцов все же были выгнаны в Украину. Преследований избежала лишь нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, но сообщала, что за ней следят.

Чуть позже The Village Беларусь расскажет подробно про инициативы, которые запустили демократические лидеры в самой Беларуси и за рубежом.


Как беларусы ответили на фальсификации

С самого дня выборов беларусы начали выходить на акции протеста. Собирались на площади Независимости и у стелы «Минск — город-герой», выстраивались и маршем шли по проспектам Независимости и Победителей, собирались в многотысячные колонны у станции метро «Пушкинская» и универсама «Рига». Новые точки протестов вспыхивали по всему городу и по всей стране, даже в спальных микрорайонах собирались по нескольку сотен и даже тысяч человек.

Особо массовым шествиям придумывали названия, появились тематические акции, когда в колоннах были почти одни только пенсионеры, или женщины, или айтишники, или студенты, или заводчане и так далее. Мирные акции чаще всего разгонялись (и чаще всего — далеко не мирными методами, но об этом ниже), но беларусы продолжали и продолжают каждый день выстраиваться в цепочки солидарности, поддерживать стихийные мемориалы и развешивать огромные флаги по всему городу, между домами и на заводских трубах.

В противовес власти пытались организовать собственные митинги, однажды даже Лукашенко на площади Независимости выступил. На таких митингах люди истошно орут «За батьку!», что со стороны слышится как «Собачку!» А еще оказалось, что власти, даже специально нанимая поезда (!) и автобусы, чтобы со всей страны свезти противников перемен, так и не в силах собрать сколько-нибудь массовый митинг. Да, люди есть, но в разы и десятки раз меньше, чем на митингах за честные выборы и законные перемены.

И тогда власти включают пропаганду от МВД. Пресс-секретарь Ольга Чемоданова, вооружившись не имеющим аналогов в Европе калькулятором, выдает статистику. Слабые на математику силовики берут число людей на протестном митинге и делят на 10, потом берут число людей на провластном митинге и умножают на 10. В результате, если у стелы собралось 200 тысяч человек, — власти говорят, что было от силы 20 тысяч. А когда на площади Независимости набралось тысяч пять «забатек», то власти говорят, что пришло аж 65 тысяч. Кстати, есть подозрение, что этот же калькулятор использовал в своих подсчетах и Центризбирком.


Как беларусы подкашивали власть экономически

Пуще, чем мирных митингов, власти боятся забастовок. И когда принялись бастовать рабочие электромеханического завода имени Козлова, МТЗ и МЗКТ в Минеске, «Беларуськалия» в Солигорске, БМЗ в Жлобине, «Гродно-Азота» и других градообразующих предприятий, на БТ по привычке заявили, что никаких забастовок нет и что «предприятия реального сектора экономики работают в штатном режиме». А вот что не показали — это как заводчане скандировали прилетевшему на вертолете на МЗКТ Лукашенко «Уходи!»

А когда забастовочное движение стало шириться, когда к забастовкам присоединились даже студенты, — власти принялись расправляться со стачкомами привычными методами: отчисления, увольнения, задержания, аресты, обвинения в подстрекательствах к массовым беспорядкам.

А когда забастовку госрабочих поддержал и частный бизнес — взялись и за частников, которые, как известно, те еще «вшивые блохи». По кафе и ресторанам пошла санстанция и нашла к чему придраться всюду, где побывала. Результат — улицу Октябрьскую практически выкосило, в других местах кафе тоже позакрывались на несколько недель или месяцев (а кто-то и насовсем).

Но до сих пор к забастовкам каждый день присоединяются все новые заводчане.


Как на мирные протесты и забастовки ответили силовики

С первого же дня силовики начали подавлять протесты с невиданной ранее жестокостью. Стреляли из помповых ружей резиновыми пулями и применяли светошумовые гранаты, использовали водометы и, само собой, дубинки. В разгонах мирных акций участвовали и до сих пор участвуют ОМОН, спецназ внутренних войск МВД, спецназ МВД «Альфа» и спецназ КГБ «Алмаз», сотрудники патрульно-постовой службы, курсанты Академии МВД и даже силы специальных операций Минобороны (десантники). Беларусы научились распознавать их по форме и цвету одежды.

Силовики хватали мирных протестующих и заталкивали в автозаки и машины для перевозки ОМОНовцев, в автобусы, в микроавтобусы, даже машины медицинской службы с красной полосой теперь внушают беларусам страх. А по числу окошек на борту автозака бывалые митингующие могут отличать, какой завод их выпускает: «Купава» или «Любава».

The Village Беларусь неоднократно рассказывал истории тех, кого били и пытали в автозаках, в РУВД, на Окрестина и в других местах.

Руководство МВД, ГУВД Мингорисполкома, ОМОНа, ГУБОПиК в ответ говорило: все неправда, нет никакой неоправданной жестокости, мы всего лишь законным путем пресекали беспорядки. А вот мирные протестующие не совсем и мирные, уже целых четырнадцать наших бойцов оказались в больнице!

Юрий Караев, министр внутренних дел:

 — Говорят о жестокости беларуской милиции, а я хочу сказать так: более гуманной, выдержанной и хладнокровной милиции нету нигде в мире, я в этом уверен.

Конечно, беларусы не верят этим россказням и подозревают, что силовики только ищут лишний повод, чтобы начать, как уже не раз грозились, применять и огнестрельное оружие.


Сколько всего задержали людей

Как мы отмечали выше, официальным цифрам от МВД доверять не стоит. Более точные, но все равно неполные сведения — у правозащитников и волонтеров.

«Народное антикризисное управление» сообщает, что с 9 августа по 3 ноября были задержаны 25.800 человек по всей стране, было составлено более 24 тысяч административных протоколов.

Правозащитники «Весны» говорят, что с 9 августа по 12 ноября задержали 18 тысяч человек, к ответственности привлекли не менее 5 тысяч, причем на 900 с лишним человек завели и вовсе уголовные дела. Всего 121 человек признаны политзаключенными.

На силовиков подано около 4 тысяч заявлений за насилие, пытки и вообще беспредел. Пока ни одного подтвержденного уголовного дела не заведено.

Абсолютный рекорд по числу задержанных — 9-10-11 августа, когда всего за три дня по всей стране задержали 6.500 человек. Далее по масштабам репрессий идет 8 ноября, когда задержали, по разным данным, от 1.000 до 1.500 человек (МВД так и не смогло подсчитать задержанных в тот день). Также в лидерах — вчерашнее воскресенье 15 ноября (не менее 1.000 задержанных) и воскресенье 11 октября, когда задержали 713 человек по всей стране.

В конце октября пресс-секретарь МВД Ольга Чемоданова рассказала, откуда берутся странные цифры с числом участников протестных акций.

 — Подчеркиваю, я не могу давать от себя информацию как от частного лица, я излагаю точку зрения МВД. Точно так же, как я предоставляю и статистику по задержанным и участникам несанкционированных акций. Все цифры обобщаются оперативно-ситуационным штабом. И никто ничего не накручивает.

The Village Беларусь не раз отмечал, что данные о численности участников акций от МВД сильно расходятся с действительностью и даже с другими данными от самого МВД. Например, по официальным цифрам от Ольги Чемодановой выходило, что на женском марше 19 сентября задержали 83% всех участников.


Кто стал жертвой разгонов мирных акций

В ходе разгона мирных акций силовики убили или убили до смерти нескольких человек. Первым, еще 10 августа, стал Александр Тарайковский — его застрелили вблизи станции метро «Пушкинская». Потом был Александр Вихор из Гомеля, Геннадий Шутов из Бреста и Роман Бондаренко — он умер от побоев 12 ноября. Про всех четверых официальные органы (отдельные следователи и Следственный комитет, МВД и Лукашенко) цинично врали насчет причин смерти: мол, взорвалось неустановленное устройство в руке, или умер от передоза наркотиками или был пьян и т.д.

Ни одна из смертей не расследована, виновные не найдены.

Пока что мы знаем четыре случая, когда мирные участники протестов и сторонники перемен погибли от рук силовиков и/или тихарей: это перечисленные выше Бондаренко, Тарайковский, Шутов и Вихор. Четких доказательств того, что к смертям (убийствам?) Артема Парукова, Никиты Кривцова, а также Дениса Кузнецова, Константина Шишмакова, Александра Будницкого, Станислава Чура причастны силовики, или что их смерти связаны с участиями в акциях протеста, на данный момент нет.


Что было с задержанными беларусами

Беларуские судьи налево и направо лепят протестующим «сутки» и штрафы. И пусть свидетели-омоновцы в балаклавах и под вымышленными именами путаются в показаниях, пусть есть немало видеодоказательств того, что человек не участвовал в акции и не сопротивлялся задержаниям, — все равно люди в мантиях, удаляясь на тяжелейшее совещание с самим собой (либо с главой МВД — никто не знает), выносят обвинительные приговоры.

Тем самым достигаются сразу несколько целей. Во-первых, пополняется казна: все-таки силовикам за их зверства надо платить. Во-вторых, часть протестующих на какое-то время пропадает с улиц — а значит, можно в очередной раз заявить иностранным журналистам или даже Лаврову, что протесты сдуваются, революционеров нет, революции не предвидится. Правда, как оказалось, народ не сильно-то испугался штрафов — и тогда власти нашли еще одну лазейку: вышел на акцию — получи уголовное дело. Таких дел, как мы уже отмечали, более 900.

Конечно, беларусы слышали про Окрестина и раньше — еще в 2006 — м туда отправляли с «Плошчы» до и во время разгона палаточного городка. Но лишь в этом году беларусы четко уяснили, чем ЦИП на Окрестина отличается от ИВС на Окрестина и чем они оба отличаются от СИЗО. The Village Беларусь делал подробный обзор-«путеводитель» мест предварительного заключения: Окрестина, «володарка», «американка» и так далее.

Как быстро выяснилось, на Окрестина свободных мест очень мало, а несвободных беларусов накопилось очень много — поэтому их отправляли и продолжают отправлять подальше от Минска. СИЗО в Жодино и Барановичах, ЛТП в Слуцке и даже «места не столь отдаленные» во все-таки отдаленном Могилеве — беларусы рады ехать и туда, лишь бы подальше от окрестинских пыточных камер.

Конечно, по государственному ТВ показывают, что Окрестина — это такой санаторий вроде «Белорусочки» или «Радона», потому что

Мы видим здесь кровати, наличие обогревателя (в зимнее время суток он работает), наличие крана с горячей и холодной водой. Мы видим санитарный узел, что нет необходимости куда-то выходить для справления надобностей естественных.


А что говорят по телевизору

Провластные СМИ с подачи Лукашенко и руководителей силовых ведомств еще до выборов развернули широкую травлю мирных протестующих, демократических лидеров, бастующих и вообще всех, кто высказывается за перемены.

The Village Беларусь рассказывал, как прочел немало статей и просмотрел немало эфиров госканалов и ухитрился при этом не превратиться в «ябатьку». Евгений Пустовой в эфире СТВ лопает воздушные шарики и приговаривает «Уличные выходки и выходы сдуваются, марионеточные лидеры прокололись, а попытка захвата власти лопнула», а его коллега Григорий Азаренок с синего экрана на голубом глазу произносит белогорячечное «Уровень агрессии в протестной толпе просто зашкаливает. Людей, ветеранов называют предателями, ублюдками, фашистами».

Доцент кафедры медиалогии журфака БГУ Инга Воюш для ежегодной конференции БГУ провела лингвистический анализ 200 текстов колумниста газеты «СБ. Беларусь сегодня» Андрея Муковозчика и по полочкам разложила, почему его оскорбления — это пропаганда в худшем виде.


Как на выборы и беспредел силовиков отреагировали в мире

Реакция мирового сообщества на все происходящее в Беларуси была ожидаемой. Мировые лидеры однозначно осудили результаты выборов и произвол силовиков, требовали освободить всех заключенных и провести новые, честные выборы. Многие страны Европы отозвали своих послов из Беларуси: Болгария, Германия, Латвия, Литва, Польша, Румыния, Словакия, Чехия, Эстония.

А вот в вопросе санкций, о которых много говорили, страны оказались не такими сговорчивыми. Свои санкции ввели страны Балтии, Великобоитания и Канада. А вот Евросоюз в целом решил санкции ввести, но только Лукашенко в списке не оказалось. Таким шагом Европа дала понять, что «хочет сохранить каналы для диалога». США тоже не стали вводить санкции: решили подождать решения всего Евросоюза. И лишь в начале ноября, после еще нескольких жестких разгонов мирных акций, ЕС все же ввел санкции против Лукашенко и еще 14 беларуских чиновников.


Что еще сделали невероятные беларусы

Этим летом беларусы живенько самоорганизовались и запустили несколько инициатив помощи пострадавшим.

Фонд By_Help появился еще в 2017 — м, этим летом он начал сбор средств для поддержки репрессированных активистов. Сбор проводится через специальные фандрайзинговые площадки в Facebook и PayPal. Фонд BySol создали, чтобы поддержать тех, кто из-за своих убеждений лишился работы. Также фонд поддерживает госчиновников и силовиков, которые решили оставить свою работу и стать на сторону мирных протестующих. Фонд помогает как деньгами, так и с помощью новой работы или переездом в другую другой город. Есть и другие похожие инициативы — например, «Страна для жизни», Probono.by, «Дапамажы.by», Daver.me, «Беларусь будущего» (основатель — Валерий Цепкало). А в конце августа был создан «Фонд спортивной солидарности» для помощи спортсменам, ведь их начали массово увольнять после того, как те стали высказывать свое отношение к выборам, протестам и силовикам. Есть и специальная инициатива для силовиков — ByPol. На днях стало известно, что со счетов беларусов, которые получили компенсации, в общей сложности исчезло около 1,4 миллиона рублей (то есть, примерно пятая часть от всего объема помощи) — их счета просто уходили «в минус».


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Александр Лычавко

Обложка: Johny Pickup for Foreign Policy


Обсудите этот текст на Facebook