Генпрокуратура завела на Координационный Совет новое уголовное дело — на этот раз за создание «Экстремистского формирования». Это уже не первые «наезд» властей на КС — и, возможно, не последний. The Village Беларусь разбирался, что такого экстремистского силовики нашли в деятельности демократической организации.

Что случилось 

 — Генпрокуратура возбудила уголовные дела по фактам создания экстремистского формирования и руководства им, финансирования его деятельности с целью захвата государственной власти неконституционным путем.

Дело возбудили сразу на нескольких человек, на скольких именно — не уточняется. Так, Светлане Тихановской, Марии Колесниковой, Максиму Знаку, Павлу Латушко, Ольге Ковальковой, Сергею Дылевскому «и иным лицам» вменяют создание экстремистского формирования и руководства им — то есть, якобы совершения преступления, предусмотренного частью 1 статьи 361-1 Уголовного кодекса.

Алексею Леончику (сооснователю фонда помощи By_Help) «и иным лицам» вменяют финансирование деятельности экстремистского формирования по статье 361-2 Уголовного кодекса.

Кроме того, по поручению Генеральной прокуратуры Следственный комитет возбудил уголовное дело в отношении членов Координационного Совета «и иных лиц» по части 1 статьи 357 Уголовного кодекса — заговор с целью захвата государственной власти неконституционным путем.

Это ведь уже не первое уголовное дело против членов КС?

Верно, следователи ополчились на КС уже не в первый раз. На БТ с подачи Лукашенко Координационный совет начали гнобить сразу же после создания и утверждать, что те хотят возвести границу с Россией, перевести всю систему образования на беларуский язык и даже — о, ужас! — создать беларускую автокефальную церковь, что пропагандисты с телевидения прямо назвали насилием. Но оказалось, что ни Объединенный штаб, ни Координационный совет к этим измышлениям не имеют никакого отношения.

Уже 19 августа, сразу после выбора президиума КС, Генеральная прокуратура возбудила против КС уголовное дело по части 3 статьи 361 «Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь».

А что им теперь грозит?

По части 3 статьи 361 (Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь) предусмотрено лишение свободы на срок от 2 до 5 лет.

По части 1 статьи 361-1 (Создание экстремистского формирования) предусмотрено ограничение свободы на срок до 5 лет или лишение свободы на срок от 3 до 7 лет.

По статье 361-2 (Финансирование деятельности экстремистского формирования) предусмотрены арест, ограничение свободы на срок до 5 лет или лишение свободы на срок от 3 до 6 лет.

По части 1 статьи 357 (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственной власти) предусмотрено лишение свободы на срок от 8 до 12 лет.

Для некоторых из обвиняемых эти последствия более вероятны, чем для других. Так, Мария Колесникова остается в Беларуси и содержится в СИЗО в Жодино. Максим Знак тоже за решеткой. Илью Салея и Лилию Власову из СИЗО выпустили: им изменили меру пресечения.

Остальных обвиняемых (и вероятных обвиняемых) из состава КС беларуские силовики достать пока не могут. Светлана Тихановская, Павел Латушко, Ольга Ковалькова, Антон Родненков, Иван Кравцов разными путями и способами выехали за границу. Преследований избежала лишь нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, но сообщала, что за ней следят. Позже она выехала из Беларуси и заявила, что не вернется, пока у власти Лукашенко. А Алексей Леончик уже 12 лет живет за границей и сказал журналистам: «Если хотят, то пусть высылают бумаги на польский или британский адрес».

Но из сообщения силовиков непонятно, кто те «иные лица», на которых завели уголовное дело — и успели ли они спрятаться от судебной системы. Известно, что в октябре Светлану Тихановскую объявили в межгосударственный (беларуско-российский) розыск.

Постойте, теперь что: Координационный Совет — все равно что ИГИЛ или движение талибан?

Экстремистами члены КС выглядят только в глазах Следственного Комитета, Генпрокуратуры и прочих силовиков вплоть до верховного главнокомандующего. Остальные никакого экстремизма в деятельности КС не видят.

The Village Беларусь подробно рассказывал: после отъезда Светланы Тихановской возникла необходимость в создании нового органа, который представлял бы интересы беларуского гражданского общества. Через несколько дней после выборов, 14 августа, Светлана Тихановская объявила о создании Коррдинационного совета для передачи власти. На следующий день Ольга Ковалькова и Максим Знак начали формировать совет, через два дня появился список участников, а 18 августа уже первое заседание, на котором объявили цели объединения.

В президиум КС вошли семь человек: Мария Колесникова, Ольга Ковалькова, юристы Лилия Власова и Максим Знак, политик и экс-глава Купаловского театра Павел Латушко, писательница Светлана Алексиевич и лидер забастовщиков МТЗ Сергей Дылевский. А в первый состав совета — всего 35 человек. Ни в основной состав Координационного Совета, ни в его Президиум сама Светлана Тихановская не входит.

У Совета нет политической программы, у него нет цели провести реформы и получить власть. Также нет цели поделить страну, наоборот — объединить, чтобы избежать усугубления кризиса и выйти из него. Совет будет добиваться новых выборов. Просто пересчета голосов не получится: часть бюллетеней уничтожена, поэтому нужны именно новые выборы и мирная передача власти. Также Совет будет выполнять функцию медиатора между выходящим на мирные протесты обществом и властью, которая пока не идет на диалог.

На главной странице КС сказано:

 — Координационный совет является единым представительным органом беларуского общества. Он создается по инициативе Светланы Тихановской с целью организации процесса преодоления политического кризиса и обеспечения согласия в обществе, а также для защиты суверенитета и независимости Республики Беларусь. Совет действует на основании основополагающих принципов Конституции Республики Беларусь. КС не ставит целью захват государственной власти неконституционным путем, не призывает к организации и подготовке действий, нарушающих общественный порядок.

А что говорят юристы?

Адвокат и сам член КС Михаил Кирилюк рассказывает, что для того, чтобы кого-то осудить по статье 361-1 (Создание экстремистского формирования), следствие должно будет представить немало доказательств. Поскольку экстремистская группа — это, исходя из закона, «устойчивая управляемая группа в количестве двух или более лиц, предварительно объединившихся для осуществления экстремистской деятельности», то должны быть твердые доказательства следующих пунктов:

  • факт создания экстремистского формирования;
  • факт руководства формированием (значит должны быть руководители и подчиненные);
  • устойчивость группы;
  • управляемость группы;
  • факты деятельности, подпадающие под определение экстремизма (13 пунктов) из статьи 1 Закона «О противодействии экстремизму».

 — Таким образом, чтобы выводы прокуратуры имели под собой основания, — обвинителям необходимо будет доказать, что Знак, Латушко, Ковалькова, Дылевский «объединились для экстремистской деятельности еще до создания координационного совета», — поясняет Михаил Кирилюк.

Если бы в действиях КС были хоть какие-то попытки захвата власти, создания незаконного вооруженного формирования, осуществления террористической деятельности — чего угодно, что входит в определение экстремизма, согласно закону, уверен, доказательства уже были бы предъявлены широкой публике. […] Можно предположить, это указывает на то, что у следствия есть сложности с доказательствами.

Как на заявления силовиков отреагировали в самом Координационном Совете?

Координационный совет выпустил заявление:

 — Координационный совет был создан как площадка для переговоров с целью преодоления политического кризиса. Мы всегда действовали в рамках правового поля и никогда не призывали к незаконным действиям. Мы продолжаем настаивать на диалоге, а не грубом нарушении прав граждан высказывать своё мнение. Наша цель остаётся прежней — диалог для разрешения политического кризиса.

Координационный совет уверен, что давление на членов КС и абсурдные обвинения — очередная попытка лишить беларусов возможности выбирать свою власть, выражать своё мнение и бороться за свою свободу. Легитимная власть не нуждается в репрессиях.

Отдельно высказались и члены Президиума КС.

Ольга Ковалькова в стриме «Вечерний совет» сказала, что Координационный Совет будет добиваться международной оценки действий Генпрокуратуры:

 — Мы будем обращаться для оценки и в международные институции. Координационный совет внутри беларуского общества, в резолюции Европарламента признан представительным органом беларуского общества. Акт о демократии в Беларуси, который в ближайшие дни должен быть принят Сенатом США, также говорит о роли КС в жизни Беларуси как представительного органа беларуского общества и площадки для переговоров.

Очевидно, что это новый — очередной — инструмент давления на активных граждан, людей, которые хотят действовать в своей стране, защищать свой выбор, себя и свои права. Власть продолжает действовать неправовыми методами.

Очевидно, что те люди, которые пытаются удерживать власть, нервничают. Они пытаются продолжать активные репрессии в отношении гражданского общества, но эти люди не понимают, что людей, которые с ними не согласны, большинство. И они никогда не смирятся и не полюбят тех, кто осуществляет в отношении них противоправные действия и репрессии.

Павел Латушко, глава Народного антикризисного управления:

 — Возбуждение уголовного дела в отношении ряда членов Координационного совета является политически мотивированным. Нелегитимный режим продолжает репрессировать и подавлять проявления любого инакомыслия. Беларуское общество осознает всю абсурдность подобных решений узурпировавшего власть диктатора.

Вместо Венского бала под Новый год Лукашенко правит бал военной хунты. Теперь очевидна истинная причина закрытия границ — взять в заложники всех граждан Республики Беларусь.

[…]

Уголовные дела против членов Координационного совета и Светланы Тихановской — это признание властью своего страха и политического веса КС. Если бы совет не имел силы как общественная платформа, власть бы не обратила внимания, но уголовные дела — это признание, что КС является представителем большинства беларуского общества.

Максим Богрецов, член Основного состава КС:

 — Новые уголовные дела против Максима Знака, Марии Колесниковой и Координационного Совета бьют все рекорды по абсурдности. Экстремизм, заговор с целью захвата власти… Вспомните, о чем говорил Максим. Он объяснял всем нам, как работает избирательное право, как защитить свой голос, рассказывал нам о наших правах. Это власть считает заговором? Или, может быть, обращение Марии [Колесниковой] к силовым органам вспомнить про присягу и защитить граждан, а не избивать их дубинками? Или, может быть, фраза «Вы невероятные»? Это уж точно лозунг экстремистского формирования. Мы за диалог, мы за прекращение насилия и возвращение страны в правовое поле. Только система каждый день показывает: навстречу гражданам Беларуси она идти не собирается. Она выбирает тупик. Как говорил Виктор Бабарико, Беларусь и беларусы изменились, и это уже навсегда. Старые методы не остановят новых беларусов. Мы не нарушаем законов, все наши действия мирные. Мы с вами, друзья. Мы все правильно делаем, и мы продолжим долбить всеми законными способами.

Штаб Виктора Бабарико:

 — Экстремисты? Заговор? Система смотрит в зеркало, но свое отражение старательно не замечает. Но мы видим всё. События последних месяцев открыли глаза миллионам беларусов. Теперь мы знаем, кто такие настоящие экстремисты, кто синими пальцами пытается удержаться в кресле, кто покрывает преступления, кто шантажирует и издевается над гражданами. Видимо, это такая форма «диалога» — брать людей в заложники и играть статьями Уголовного кодекса.

А в Беларуси уже кого-нибудь судили за экстремизм?

Да, за экстремизм в Беларуси не раз уже судили. Но не за тот экстремизм, который ставят в вину членам КС сейчас. Например, судили за изготовление/хранение/распространение экстремистских материалов — это вообще не уголовная, а административная ответственность (статья 17.11 КоАП).

По уголовной статье №361 (Призывы к действиям, направленным на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь) в этом году, как мы знаем, завели уже не одно дело против сторонников перемен. До суда пока еще не дошло.

После выборов 2010 года кандидата Дмитрия Усса запугивали судом по статье 361, если тот не перестанет призывать Европу ввести санкции против Лукашенко. Но в итоге оставили его в покое.

С тех пор, как статья 361-1 (создание экстремистского формирования) появилась в Уголовном Кодексе в 2016 году, по ней еще никого не судили, пишет TUT.BY.

Статья 357 (Заговор или иные действия, совершенные с целью захвата государственной власти), насколько известно, тоже еще никого не довела до суда. Хотя попытки были не только со стороны властей. The Village Беларусь рассказывал: 2 сентября во время допроса в Следственном комитете Юрий Губаревич передал заявление о возбуждении дела по части 3 статьи 357 в отношении Лукашенко. Три недели спустя Губаревичу пришел ответ, в котором Следственный комитет написал, что не нашел оснований для проверки по этому заявлению, потому что «обращение носит общий характер».


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Александр Лычавко

Обложка: viktar_babaryka


Обсудите этот текст на Facebook