В отличие от красауцау-силовиков команду своих пиарщиков во главе с Натальей Эйсмонт Лукашенко никогда не благодарил публично, несмотря на очевидный факт — ускользающая жизнь Лукашенко в инфопространстве сейчас полностью находится в их руках. The Village Беларусь посмотрел, с помощью каких приемов пиар-команда Лукашенко пытается реанимировать фигуру своего президента в инфопространстве и как поменялась реакция беларусов на Лукашенко в соцсетях.

«И тогда Эйсмонт достала из рукава шпица»

Главными рупорами пропаганды в последние полгода стал телеграм-каналы «Пул Первого» и телеканал СТВ с главной звездой Азаренком. Но судя по характеру контента тренд задает все же «Пул Первого» — СТВ хоть и занимается пропагандистским мифотворчеством, но не создает инфоповодов в отличие от тегерам-канала, который связывают с пресс-секретарем Лукашенко Натальей Эйсмонт.

Телеграм-канал "Пул первого" появился в день революции 7 ноября 2019 года: «у нас с давних пор осталась хорошая привычка открывать крупные объекты к ноябрьскому празднику», — написал в этот день его автор. Но вообще-то это случилось прямо накануне парламентских выборов и незадолго до президентских, что говорит о том, что пиар-команда Лукашенко расширить свое присутствие в соцсетях, скорее всего, по этому поводу.

Кроме обзора важных президентских дел, вроде запуска линии сульфатной беленой целлюлозы, «Пул Первого» щедро подкидывает лайфстайл-контент — обращает внимание на луки Лукашенко, подарки, меню на встрече с Путиным и его досуг. До лета 2020 года это работало и чтобы Лукашенко постоянно мелькал в новостной повестке «Пулу Первого» его пиар-команде особо не приходилось напрягаться — независимые СМИ охотно подхватывали новости о том, какие флешки (тогда еще) президент подарил участникам Венского бала, а беларусы жадно их читали. Но не потому, что Лукашенко им был до такой степени симпатичен и интересен, а, вероятно, из-за неудовлетворенного спроса на подглядывание за жизнью беларуских селебрити и дефицита событий в принципе.

Лето 2020 года показало, что Лукашенко как медиафигура не конкурентоспособен. Как только у беларусов появилась альтернатива, кого цитировать, разглядывать, обсуждать и даже критиковать — их внимание закономерно переключилось на более свежие и интересные лица. А после выборов и всего связанного с ними трэша все больше беларусов считают и вовсе неприличным обращать внимание и публично комментировать галстуки, танцы на балу, угрозы и «инсайды» Лукашенко, даже самые смешные и дикие. В редакционный телеграм-бот The Village Беларусь (который, отметим, больше не злоупотребляет упоминанием Лукашенко всуе, хотя руки бывает и чешутся) все чаще приходят резкие требования читателей полностью игнорировать личность, которая до сих пор называет себя президентом. Но о реакции беларусов на появление Лукшенко в СМИ — чуть позже.

Оказавшись в таких непростых условиях, Наталья Эйсмонт и достала из рукава белого шпица. Эйсмонт и шпиц  — в этом случае собирательные образы. Точно неизвестно, кто именно генерирует дикие инфоповоды вроде шпица на столе и переговоров Ника и Майка о крепком орешке, чтобы привлечь внимание к Лукашенко и вернуть его в соцсети хотя бы в формате мемов. Также неизвестно, следуют ли пиарщики продуманной стратегии или тушат пожар первым, что придет в голову, ведь беларуских пропагандистов сложно обвинить в высоком профессионализме. Но если проанализировать контекст, в котором в последние полгода появляются в разной степени дикие новости с участием Лукашенко, окажется, что их появление всегда совпадает с какими-то событиями протестного движения. Вот несколько примеров.

«Белый и пушистый, как альтер-эго Лукашенко, шпиц»

Лукашенко впервые появился на публике в сопровождении белого и пушистого, как альтер-эго Лукашенко в фантазиях Эйсмонт, шпица 25 апреля во время республиканского субботника в Петриковском районе. В это время Беларусь как раз была на пике эпидемии коронавируса, а Минздрав выкатывал ребусы со статистикой, которым уже никто не верил. Неделей раньше, 19 апреля, Лукашенко традиционно посетил церковь во время Пасхи и в очередной раз высмеял глобальную озабоченность по поводу COVID-19, назвав происходящее «массовым психозом».

Беларусам в это время было не до смеха. Эпидемия в стране набирала обороты стремительнее, чем в Швеции и у всех соседей, кроме России, а среди европейский стран к этому времени Беларусь уже вышла на 6 место по количеству инфицированных на душу населения, даже согласно официальной статистике. ВОЗ призывал беларуские власти ввести карантин, но Лукашенко советовал заболевшим лечиться трактором, сауной и водкой и активно готовился к военному параду 9 мая. Кроме того, Беларусь к этому времени осталась единственной страной, где продолжали играть в футбол. Вероятно, по задумке автора инфоповода, беззаботный Лукашенко в компании белой пушистой собачки, который посреди ковид-апокалипсиса занимается своими рутинными президентскими делами  — высаживает сосны в чернобыльской зоне — должен был отвлечь беларусов от мыслей о возможной болезни или даже смерти и обратить свой взор на того, кто и словом, и делом показывает, что он сильнее какого-то там коронавируса. Интересно, что в этот же день Лукашенко анонсировал новую Конституцию: «Вопрос Конституции. Он же не снимается. Тут однозначно можно ответить, что мы в новой пятилетке скорее всего будем иметь новую Конституцию».

Следующий раз шпиц появился в телеграм-канале «Пул Первого» 18 июля  — через два дня после того, как Светлана Тихановская, Мария Колесникова и Вероника Цепкало заявили об объединении трех штабов и в очередной раз воскресили надежду беларусов на перемены. За несколько дней до этого ЦИК отказал в регистрации кандидатами в президенты Валерию Цепкало и Виктору Бабарико, а беларусы выстроились в километровые очереди в ЦИК с жалобами по этому поводу. 18 июля «Пул Первого» опубликовал фото Лукашенко в спортивном костюме с собачкой в Александрии, и уточнил, что у собачки есть кличка — Умка.

С тех пор и до вчерашнего дня собачка, ассоциированная с Лукашенко, не фигурировала в официальных месседжах пропаганды. Зато реинкарнировалась в спонтанном лозунге сторонников перемен «Са-бач-ку!», который возник как реакция на кричалку участников провластного митинга «За батьку».

Сложно сказать, с чем именно связано вчерашнее появление Умки на столе во время интервью журналистке телеканала «Россия 1». Судя по публикации Наили Аскер-заде в инстаграм, беларуские пиарщики ее динамили больше года: «Больше года мы пытались договориться об этой съемке! В октябре 2019-го отправили запрос. Тогда даже началось предметное обсуждение съёмки. Но потом переговоры прекратились. После выборов прошлого года мы направили новый запрос. В начале декабря получили подтверждение. Уже были назначены даты съемок, но за два дня до нашего приезда беларуская сторона предложила снова перенести их, уже на 2021 год… Все же удалось договориться, и в итоге съемки состоялись. Хотя в Москву мы вернулись за день до Нового года». Тот факт, что интервью выпустили именно в воскресенье, день, когда беларусы уже пятый месяц выходят на улицы, чтобы выразить свой протест, намекает, что таким способом пропагандисты решили сместить фокус внимания беларусов с протестов на «белого и пушистого» гаранта стабильности. Тем более, что Лукашенко забрасывают в инфопространство именно в воскресенье уже не первый раз.

«Получился какой-то БДСМ-пиар»

Еще одну смешную попытку отвлечь беларусов от обсуждения многотысячного Марша и заставить поговорить о Лукашенко Эйсмонт сделала в воскресенье 23 августа, но у нее получился какой-то БДСМ-пиар. В тот день, по разным оценкам правозащитников и журналистов, на улицы Минска вышло от 150 до 300 тысяч беларусов, часть из них подошла впритык к резиденции Лукашенко и потребовала от него освободить рабочее место. Вечером в главном провластном телеграм-канале появилась остросюжетная короткометражка о том, как Лукашенко смотрел на протестующих с вертолета, а после вместе с Колей вооруженный до зубов разгуливал по территории своей резиденции, и ничего не боялся, как и ОМОНовцы, стоявшие в кордоне на подходе к ней, которых он лично вышел похвалить и назвал «красауцами». Все это выглядело крайне дико, и пиар-трюк Натальи удался, если, конечно, идея была в том, чтобы сделать Лукашенко героем новой порции мемов.

«Писать сценарий поручили „крэпкаму хазяйственнику“, который много согрешил перед государством»

В первую неделю сентября в Беларуси начали массово протестовать студенты, а силовики  — их жестко задерживать. В связи с этим беларусов обдало новой волной конструктивной злости, а власти, видимо,  — истеричной. Надеемся, автора диалога Ника и Майка однажды настигнет слава, пока же он остается неизвестным. Но выглядит так, что писать сценарий поручили «крэпкаму хазяйственнику», который до этого сочинял только отчеты о надоях молока и много согрешил перед государством. Над «крепким орешком» смеялись и беларусы, и иностранцы, но сложно сказать, что игра стоила свеч, потому что уже спустя два дня все снова обсуждали сотни тысяч беларусов, вышедших на воскресный марш 6 сентября, пока где-то в резиденции грустил один «крепкий орешек».

«Уберите из ленты этого гражданина»

Выше мы уже упомянули, что беларусы стали намного резче и категоричнее реагировать на появление Лукашенко в медиапространство, даже если инфоповод страшно смешной. Видимо, за 26 лет, а точнее за последние полгода, беларусам уже стало все понятно «с одним гражданином» и им больше не нужны новые аргументы, чтобы убедить себя или того парня в мерзости режима. Вот только несколько реакций на вчерашнее интервью с Лукашенко, которые мы встретили в соцсетях без намеренного поиска. Беларусам больше не хочется смеяться над человеком, которые устроил самые массовые в новейшей истории Беларуси репрсессии, они требуют от независимых СМИ и пользователей соцсетей, чтобы он из инфопространства исчез.


Обсудите этот текст на Facebook