Уже пять месяцев власти прессуют беларусов, которые хотят перемен, а протест все равно «жыве» и постоянно трансформируется в какую-то новую форму, часто даже более интересную. The Village Беларусь вспомнил, какие новые и самые необычные виды протестов против фальсификации выборов и правового беспредела изобрели беларусы за 150 дней.

Вместо камней и палок взяли в руки цветы

Пропагандисты начали говорить о том, что в Беларуси цветная революция еще до того, как случилась фальсификация выборов и люди вышли на улицы протестовать против беспредела. Но вообще-то беларускую революцию правильнее было бы назвать цветочной, а не цветной (по крайней мере, на каком-то ее этапе). Ведь когда силовики применили против беларусов особенно жестокое насилие в первые послевыборные дни, протестующие взяли в руки вместо камней и палок цветы и с их помощью выразили свой мирный, молчаливый, но настойчивый протест. Силовики и в цветах увидели для себя опасность — задерживали и тех, кто их раздает, и тех, кто с ними гуляет, даже если букет был не «политических» раскрасок, а из обычных осенних листьев. А Максима Хорошина, владельца цветочного магазина, который часто раздавал протестующим цветы на мирных демонстрациях, и вовсе жестоко избили при задержании и, видимо, собирались лишить свободы больше, чем на 15 суток, как «цветочного» спонсора протеста.

БЧБ повсюду как страшный сон ОМОНовцев, «неравнодушных граждан» и коммунальщиков

В протестном сезоне 2020-2021 беларусы не стали изобретать новые символы, а взяли тот, который и раньше использовали сторонники перемен и противники жестокости режима — флаг БЧБ. Но если раньше БЧБ-символы на улицах Беларуси можно было увидеть только во время массовых мероприятий и почти исключительно в виде флага, то теперь «незарегистрированная символика» стала ночным кошмаром ОМОНовцев, коммунальщиков и прочих «неравнодушных граждан». Сторонники перемен оставляют друг другу пасхалки, а заодно высказывают протест трем процентам остальных беларусов бчб-наклейками на столбах, «политической» комбинацией белых и красных трусов на балконах, тысячами ленточек «идеологически неправильных» цветов на заборах, деревьях, кустах и бчб-флагами на льду посреди реки или озера. Режим люто ненавидят символ, который объединил беларусов, и стал своеобразным паролем для проверки «свой-чужой», и активно направляет налоги беларусов на борьбу с раздражающей символикой, а ее автором бросает на «сутки».

Ребусы, в которые беларусы придумали прятать флаг, когда силовики стали приходить прямо домой к тем, у кого в окне есть БЧБ, — вообще отдельный вид искусства, кажется, недоступный для силовиков.

Песни свободы в метро, ГУМе и на Комаровке

«Выкрикивал лозунги» — обязательная строчка в протоколе по 23.34 многих беларусов, схваченных за участие якобы в протестах, даже если они просто мимо проходили или если в том месте, где их схватили и вовсе не было никаких протестов. Суть в том, что с тех пор как власти отняли у беларусов голос, сфальсифицировав выборы, они очень хотят, чтобы беларусы замолчали и наполнили свои плей-листы стерильными «патрыатичэскими» песнями сестер Груздевых, Солодухи и Ланской. А что беларусы? А беларусы не только выкрикивают лозунги в любой понятной и непонятной ситуации, но и поют и слушают протестные песни все вместе, наглядно демонстрируя, кого в этой стране большинство.

Летом, когда все только начиналось, из автомобилей и открытых окон многоэтажек постоянно звучали «Перемен» Цоя, «Воины света» «Ляписа Трубецкого» и, естественно, «Разбуры турмы муры». А потом беларусы, во многом благодаря ребятам из «Вольного хора», объединились вокруг выверенных временем протестных хитов — «Пагоня», «Магутны Божа» и «Тры чарапахi». И вот уже несколько месяцев подряд торговые центры Минска, причем не только какая-нибудь «буржуазная» Galleria, но и оплот советской стабильности ГУМ, время от времени превращается в «вольную» территорию будущего, где свободные беларусы поют свои национальные песни и их слышат.

Вжух — и у Маши Василевич больше нет аккаунта в Инстаграм, а у Лукашенко — концертов

В отличие от реального мира, контролируемого режимом, в мире соцсетей возможности беларусов своими руками совершить кое-какие перемены здесь и сейчас не так сильно ограничены. И последние полгода показали, что они выжимают из этих возможностей максимум.

Помните, как прямо накануне выборов Лукашенко хотел провести мегаконцерты в свою честь? Беларусы совершили невозможное — фактически их отменили, завалив соцсети звезд, приглашенных поучаствовать в культурно-политическом беспределе, настойчивыми и аргументированными просьбами не приезжать и не поддерживать беларуский режим. В итоге уже через сутки почти все приглашенные артисты (среди них оказались и те, кто не знал, что приглашен) отказались от выступления по разным причинам и концерты отменили, то есть, по официальной версии властей, «перенесли».

С тех пор беларусы продолжают выражать свой протест в соцсетях — фотографируются в «колготках Хижинковой», чтобы поддержать задержанную, заваливают Nivea благодарностями за отказ финансировать чемпионат мира по хоккею, если вдруг он все же пройдет в Беларуси и жалуются на аккаунты преданных Лукашенко артистов и чиновников, чтобы они исчезли если не из реального мира, то хотя бы из виртуального. За последнее время своих страниц в соцсетях лишились депутат Мария Василевич, артистки сестры Груздевы и Алена Ланская и многие другие профессиональные и неочень пропагандисты. Ответственность за блокировку многих преданных режиму аккаунтов взяли на себя так называемые «Желтые киберпартизаны», но без поддержки тысяч беларусов у них ничего бы не вышло. Кстати, два дня назад, они объявили атаку на телеграм-канал лица ТВ-пропаганды Григория Азаренка. Если медаль «За отвагу» не сработает как оберег, у Григория есть все шансы погибнуть в виртуальной войне.

Вечерние прогулки и встречи с соседями во дворе как новый ежедневный ритуал

Сначала минчане каждое воскресенье собирались в многотысячные марши по центральным (и не очень) улицам города. Власти терпели, видимо, в ожидании, что все само собой скоро как-то рассосется, но оно не рассасывалось. Тогда силовикам пришлось имитировать сдувающийся протест, и они начали сотнями паковать беларусов в бусики и автозаки еще до начала марша — вот, мол, посмотрите, никто не пришел. «Сдуть» протест у них, конечно же, не получилось — только рассредоточить. И теперь беларусы почти ежедневно маршируют с бчб-флагами или просто пьют чай вместе с соседями прямо в своих дворах. Если оценивать эффективность формы протеста степень измотанности силовиков, то дворовые активности, судя по сливам, однозначно в топе.


Текст: Ирина Горбач

Обложка: @nasti_koss


Обсудите этот текст на Facebook