Раньше, если спросишь у иностранца, что он знает о Беларуси, он в первую очередь скажет про Лукашенко и «последнюю диктатуру Европы», а теперь все вспоминают первым делом не о нем, а о беларуском народе, который стал символом мирной настойчивой борьбы за свободу и демократические перемены. The Village Беларусь поинтересовался, как беларусам удалось заставить весь мир не сочувствовать им, а восхищаться их смелостью и настойчивостью и вытеснить из иностранного инфопространства Лукашенко.

Последние лет 20 беларуским брендом за рубежом была диктатура, а не тракторы, богатый урожай долгунца и великий уникальный путь, как этого хотелось бы пропаганде и самому Лукашенко.

Иностранцы, которые никогда не были в Беларуси, часто вообще не в курсе, что это не Россия, а отдельная страна или думают примерно так: «Беларусь существует, чтобы соседние Польша и Литва красиво выглядели на карте». А те, что в курсе, знают, что этой страной уже вечность управляет Лукашенко, а еще беларусы подарили миру «танки», за что им спасибо. Добиться вау-эффекта у иностранцев, которые в Беларусь приезжали, стране тоже лучше всего удавалось не самыми своими положительными сторонами. В соцсетях и отзывах на популярных сайтах чаще писали не о чистых улицах и особом шарме советского ГУМа и сталинского ампира, а о неприветливостью беларусов, отсутствии нормального сервиса и жизни в принципе, особенно за пределами Минска.

В общем, в СМИ и соцсетях Беларусь если и возникала время от времени, то почти всегда по какому-то негативному поводу, когда режиму удавалось впечатлить мир каким-то новым безумством, например, рекомендацией лечить коронавирус водкой и трактором.

Но во время первых летних протестов, а особенно уже после выборов Беларусь, а точнее сами беларусы, начали иностранцев впечатлять чем-то позитивным, а не пугать и шокировать. Помните, как в сентябре таксист, как в голливудском боевике, спас протестующего от силовиков? Этот ролик обсуждал весь мир и был впечатлен больше невероятной солидарностью беларусов, чем предсказуемой жестокостью силовиков. А в октябре жильцы «Каскада» развернули здоровенный БЧБ-флаг на фасаде многоэтажки, снова впечатлив своей смелостью и борьбой иностранцев из разных стран. Мы прочитали несколько сотен постов в соцсетях, в которых жители разных стран упоминают Беларусь, и заметили, что слова «Лукашенко» и «диктатура» теперь звучат в них намного реже. И хоть беларусам пока не удалось избавиться от самой диктатуры, но от диктатуры как единственной ассоциации со страной уже удалось избавиться совершенно точно. Когда границы откроются и беларусы снова начнут путешествовать, после ответа на вопрос «where are you from» им вместо «ааа, слышал, Лукашенко-диктатор» придется слышать «аааа, Беларусь! слышал, вы о*уенные!». And it’s true.


Вот несколько рандомных постов и комментариев, которые отражают нынешнее популярное мнение и ощущения иностранцев от беларусов:

«Неописуемая храбрость беларуского народа».

«Храбрость и человечность беларуского народа не перестают меня поражать»

«Какое мужество продолжает проявлять беларуский народ. Они выходят на улицы уже несколько месяцев, рискуя быть арестованными, подвергнуться полицейскому насилию и пыткам. И все же они все еще здесь, заявляя о своем голосе и своей свободе».

«Я солидарен с беларуским народом! Распространение послания мира и любви никогда не должно быть преступлением, подлежащим аресту!»

«Беларускому народу всегда было, чем гордиться, но чем конкретно непонятно. Раньше речь шла о еде, умных привлекательных людях и о том, чтобы быть более чистой и приятной версией России. Сейчас? Ха! Они — надежда и гордость свободного мира!»

«Я следила за событиями. Я поражена, что беларуский народ все еще протестует. Удивительно, что они не сломлены всем, что им пришлось пережить. Гордитесь своей родиной. Я надеюсь, что они победят, и я надеюсь, что скоро».

«Беларуский народ обречен на успех. Это самое сильное и решительное ненасильственное движение, которое континент видел за очень долгое время. Но это будет нелегко. Вам нужно что-то, чтобы перерубить Гордиев узел, вроде всеобщей забастовки, иначе это все будет тянуться очень долго».

«Dmitry: Существует всего несколько вечных вещей, одна из них — Лукашенко.

Sergey Yun: К несчастью, да. Я восхищен силой беларуского народа, который до сих пор продолжает протестовать. У нас такого никогда не было».

«Светлана Тихановская и беларуский народ тысячу раз заслужили Нобелевскую премию мира за свою справедливую, мужественную и прежде всего мирную борьбу с диктатурой. Мир не мог отвести взгляд от беларусов, как это было в прошлом!»

«Но бесспорно: мужественный беларуский народ своим примером подтолкнул россиян к тому, чтобы поставить под сомнение диктаторскую позицию Путина! Совершенно неожиданный успех!»

«Я мечтаю выучить несколько фраз на беларуском»

«Очень по-беларуски»

«Не могу описать, как сильно я люблю своих беларуских и русских корешей, борющихся за жизнь в свободной стране против господствующих над ними режимов воров и лжецов».

«США приветствуют возможность признать предстоящий в это воскресенье, 7 февраля, День солидарности с беларуским народом. Мы по-прежнему поражаемся силе, стойкости и мужеству беларуского народа, требующего, чтобы его голос был услышан».

А вот такой тред написал парень, который родился в Беларуси (Бобруйске), был вынужден бежать вместе с семьей в США в глубоком детстве и до 2020 года не представлял себе, что когда-то у него появится такая реальная надежда на возвращение:

1. We left Belarus as stateless refugees. Years after we left, the Lukashenko regime put in place restrictions that made it challenging for us to ever return. For most of my life, I have never looked back.

Мы покинули Беларусь как беженцы без гражданства. Спустя годы после нашего отъезда режим Лукашенко ввел ограничения, которые сделали невозможным наше возвращение. Большую часть своей жизни я никогда не оглядывался назад.

2. My family has deep roots in that land. These were the Jews who stayed when when the Russians cut up Poland, when the French invaded, and when the Germans invaded twice. I’m hoping some documentation will soon validate family lore that goes back at least 200 years.

Моя семья имеет глубокие корни на этой земле. Они были евреями, которые остались, когда русские разделили Польшу, когда вторглись французы и когда дважды вторглись немцы. Я надеюсь, что некоторые документы скоро подтвердят семейные знания, которые уходят в прошлое по крайней мере на 200 лет.

3. As an adult I have never been able to visit my hometown, see my ancestors' graves, or meet the children of my parents' friends who stayed. I’ve known it all through care packages we sent, pictures sent our way, and some googling. Most of the time I gave it little thought.

Став взрослым, я ни разу не смог посетить свой родной город, увидеть могилы моих предков или встретиться с детьми друзей моих родителей, которые там остались. Мы поддерживали связь через посылки, которые мы присылали, фотографии, которые присылали нам, и благодаря гуглу. Большую часть времени я почти не думал об этом.

4. Before 2020 I regarded it as a hopeless place. The KGB is still called the KGB! The government still dominates people’s lives. There is still widespread forced labor. An entire generation grew up *post Soviet* and yet not. I shudder when I think what I’d be if we stayed.

До 2020 года я считал Беларусь безнадежным местом. КГБ там до сих пор называется КГБ! Правительство по-прежнему доминирует в жизни людей. По-прежнему широко распространен принудительный труд. После распада СССР выросло целое поколение, но можно ли его назвать постсоветским? Я содрогаюсь, когда думаю, кем бы я стала, если бы мы остались.

5. The material poverty in Belarus is hard to fathom from Western eyes. This is not a «developing» country. It’s one where the whole population is literate, and it was part of the heartland of Soviet manufacturing. But men with guns only care about their own prosperity.

Западному человеку трудно понять материальную бедность в Беларуси. Это не «развивающаяся» страна. Это место, где все население грамотно, на этих людях держалось советское производство. Но люди с оружием заботятся только о собственном благополучии.

6. There was never another Belarus to imagine. Until 2020.

Другой Беларуси и представить себе было нельзя. До 2020 года.

7. Belarus become a different country in my eyes this year. People took to the streets by the tens of thousands when a dictator faked election results. You can imagine how pleased I was seeing these images out of Bobruisk.

Беларусь в этом году стала совсем другой страной в моих глазах. Люди десятками тысяч выходили на улицы, когда диктатор фальсифицировал результаты выборов. Можете себе представить, как мне было приятно видеть эти кадры из Бобруйска.

8. Belarus isn’t dominating the headlines in America because we have had our own acute challenges to navigate. But 5 months after a dictator lied about an election and refused to step down, the people there are still fighting for a real democracy.

Беларусь не доминирует в заголовках газет в Америке, потому что у нас были свои собственные острые проблемы. Но через 5 месяцев после того, как диктатор сфальсифицировал выборы и отказался уйти в отставку, люди там все еще борются за настоящую демократию.

9. Belarusians are still organizing. They’re still being kidnapped. They’re still protesting. They’re still being tortured. They’re still marching for freedom and dignity. And they’re doing all of this while the government has left them to fend for themselves during COVID.

Беларусы все еще саморганизовываются. Их все еще похищают. Они все еще протестуют. Их все еще пытают. Они все еще маршируют за свободу и достоинство. И они делают все это, в то время как правительство бросило их на произвол судьбы во время эпидемии коронавируса.

10. It’s difficult to convey in words how proud I am of Belarusians. There’s no real tradition of civil disobedience. No real experience with democracy. And hell, they’ve been led by fierce women! Not one of those is a thing to take for granted anywhere in Eastern Europe.

Трудно передать словами, как я горжусь беларусами. У них нет настоящей традиции гражданского неповиновения. Никакого реального опыта демократии. И, черт возьми, ими руководили пылкие женщины!

11. I would like to tell you that this story will have a happy ending. That the Belarusian people who are fighting so bravely will win. But this is the land at the center of a book called «Bloodlands.» The ambitions of empires and gangsters always leave heartbreak in their wake. I don’t know how this struggle will play out. Cynicism and pessimism only serve the interests of the powerful. But I hope one day it will not be a land of heartbreak. I would like to see it once more.

Я хотел бы вам сказать, что у этой истории будет счастливый конец. Что беларуский народ, который так храбро сражается, победит. Но это земля в центре книги под названием «Кровавые земли.» Амбиции империй и гангстеров всегда разбивают сердца. Я не знаю, чем закончится эта борьба. Цинизм и пессимизм служат только интересам сильных. Но я надеюсь, что когда-нибудь эта страна не будет страной разбитых сердец. Я хотел бы увидеть ее еще раз.


Обложка: Евгений Ерчак / EPA


Обсудите этот текст на Facebook