Недавно несколько десятков футболистов команд высшей лиги подписали письмо за Александра Лукашенко. Среди подписантов — как молодые парни, так и видные персоны белфутбола. В числе одобряющих насилие и отсутствие права в стране футболисты «Ислочи», «Слуцка», «Витебска» и БАТЭ. При этом, что любопытно, еще недавно некоторые из них выступали за прекращение насилия в отношении простых беларусов. Как так получилось, разбиралась «Трибуна».

По информации «Трибуны», толчком к сделке с совестью — а многие футболисты подписались за Лукашенко против своей воли — послужили так называемые планы развития клубов. Эти планы согласовываются с Министерством спорта. И только после согласования плана клубы могут получать господдержку. Многие участники высшей лиги прожили первый квартал без согласованных планов и, соответственно, с затрудненным финансированием. Минспорта обещало одобрить планы развития в обмен на подписи футболистов за Лукашенко (их нужно было больше десяти). Без этих подписей перспективы существования ряда клубов становились туманными. Футболисты, взвесив риски — репутационные и карьерные, — приняли решение.

Как это происходило? Чтобы выяснить детали, «Трибуне» пришлось сделать больше десятка звонков. Многие не соглашаются обсуждать эту тему ни на диктофон, ни на условиях анонимности, особенно руководители клубов. Однако нашлись два подписанта обращения за Лукашенко, которые объяснили свои действия. Примечательно, что оба сторонниками Лукашенко не являются и не одобряют то, что происходит в стране.

Люди согласились говорить без указания фамилий и даже клубов, за которые они играют, но это — самые свежие подписанты за Лукашенко.

«Не набрали нужное количество человек — провели жеребьевку»

— Сказать, что моей подписи нет под провластным письмом, я, конечно, не могу. Сказать, что я не подписывал, тоже не имею права. Все же очевидно. А кто и как будет оценивать этот поступок, тут уже решает каждый сам. Единственное, могу с казать, что по клубам пришла разнарядка — собрать по 12 подписей футболистов. Тогда, грубо говоря, клуб останется, будет жить. Чуть ли не прямым текстом так говорили руководители. Сейчас Минспорта не подписывает клубам план развития. Наши руководители, например, не могут добиться этого уже несколько недель. И сейчас оказалось, что для утверждения плана развития в список подписантов провластного письма нужно добавлять игроков. По моей информации, это коснулось всех команд высшей лиги, а не только тех четверых, которые всплыли на днях. В моем понимании это бред чистой воды.

Когда выбирали 12 игроков [которые подпишутся за Лукашенко], решили, что легионеров трогать не стоит. Взяли тех, кто не считается легионером, и молодых парней. И все равно не хватало до 12. Поэтому дальше выбирали футболистов путем банальной жеребьевки. И я в этот список попал.

— Но вы же могли отказаться подписывать письмо?

— Конечно. Признаюсь, дал слабину. Не хочу, чтобы мои слова выглядели как какое-то оправдание. Я еще советовался с близкими, они сказали, что это письмо сейчас имеет не такое сильное значение, как было полгода назад, например.

— Какое-то давление со стороны руководства клуба было?

— Знаете, как такового давления и не было. Просто ситуация была представлена следующим образом: если мы всей командой принимаем решение не подписывать письмо, то, грубо говоря, разбегаемся. И игроки, и тренерский штаб, и так далее. Если подпишем, то клуб будет существовать дальше. Да, руководители могли бы внести в список лимитчиков, молодежь, но, по-моему, это было бы неправильно… Тяжело на душе, честно скажу.

— Но вы же понимали, что после такого поступка не будет легко на душе?

— Конечно. Я понимал, что все выплывет и будет подобная реакция.

Помню, мы с вами несколько недель назад уже общались на эту тему, когда еще игроков не просили ничего подписывать. Я говорил, что никакого давления нет и руководители команду особо не трогают. Но, общаясь с парнями из других клубов, я от них слышал, что Минспорта не подписывает план развития, то есть не закрыт вопрос с госфинансированием. А сейчас получилось так, что для того, чтобы клубу выделились деньги, нужно собрать подписи игроков под провластным письмом.

— А разве это не давление?

— По сути, да, вы правы. И, наверное, можно сказать, я подписал под определенным давлением. Но, повторюсь, не хочу, чтобы мои слова выглядели как какое-то оправдание.

— Видите, какую реакцию вызвали эти подписи у общественности и болельщиков?

— Вижу, конечно. Тяжело что-то говорить сейчас… Слабак я или предатель? Может, так я и выгляжу в глазах общественности. Каждый видит и трактует ситуацию по-своему.

Но, в принципе, все равно меня можно назвать слабаком, ведь реально мог сделать так, чтобы моей подписи не было в списке. Некоторые ребята из команды так и сделали — наотрез отказались. Но, повторюсь, я посоветовался с близкими, сошлись во мнении, что это письмо не играет такой роли, как раньше. Но сейчас понимаю, что буду жалеть об этом поступке.

— А вы вообще знаете, что написано в этом письме?

— Конечно, я же сам его читал еще раньше. В клубе, к слову, нам преподносили его таким образом, что в письме ничего, кроме спорта, нет. Но я понимаю, что это далеко не так. И дал слабину… Сейчас тяжело говорить. У меня намерения, когда соглашался оставить свою подпись, были другими — явно не за власть. Все ради клуба.


«Почти два часа думали в коллективе, что делать»

— Все было очень просто. Нужно было чуть больше десяти подписей футболистов, чтобы Минспорта подписало клубу план развития. Дело в том, что руководители до этого оставили свои подписи, но чиновников это не устроило — они захотели, чтобы под письмом стояли фамилии еще и игроков. Нам об этом рассказали и, самое главное, никто никого не принуждал подписывать. Просто дали понять: если не наберем квоту, то будут не очень хорошие последствия именно для клуба. Грубо говоря, нынешний сезон мы доиграем за спасибо, а в следующем команды уже не будет. Или, условно говоря, как «Крумкачы» — частный клуб без какой-либо государственной поддержки.

— А почему за спасибо доигрывать нынешний сезон, если у вас в контрактах прописаны зарплаты, бонусы и так далее?

— Вы же сами понимаете: в нашей стране можно написать одно, а потом сделать так, что этих условий якобы и не было. Да можно многое придумать.

— Почему именно на игроков, которые оказались в числе подписантов, пал выбор?

— Не то, что пал… Ребята сказали, что раз такая фигня, то мы подпишемся. Поймите, не от своего желания игроки так поступали, а лишь для того, чтобы спасти клуб, чтобы у ФК не было потом проблем. Повторюсь, не от своего желания. Легионеры подписались, потому что им пофиг. Условно говоря, им плевать, что происходит, но они готовы сделать все для команды, в которой находятся. Не ради того, чтобы выступить за Лукашенко или поддержать режим. Только ради клуба. Но нужное количество человек все равно не набралось — искали еще. Мы в коллективе сами сидели и долго решали, думали, кто еще может подписаться. Около двух часов разговаривали и не знали, что делать. В итоге несколько человек, в том числе я, согласились — все ради клуба.

— Вы о последствиях думали?

— Думал, конечно. Но не я эту команду строил — не мне ее разрушать. Честно, не хотел совершать этот шаг, но обстоятельства сложились таким образом. Как выбирали подписантов, мы руководству не говорили.

— Ожидали такой реакции общественности?

— Знал, что что-то подобное, какой-то негатив со стороны беларусов будет. Писали мне в инстаграме, правда это или нет, что я подписал письмо. Но я уже не отвечаю, не реагирую на сообщения. Поймите, я сделал это не от своего желания, а для того, чтобы спасти команду.

— Когда вы вообще узнали, что нужны подписи футболистов?

— Еще в феврале нам доложили, что до 1 марта нужно решить этот вопрос, иначе план развития клубу не подпишут, и, соответственно, команда лишится господдержки. Знаю точно, что руководство пыталось взять огонь на себя, чтобы не приплетать сюда команду и игроков. Наверху подумали и сказали, что так не пойдет — обязательно нужны подписи футболистов.

— Как вы себя чувствуете сейчас?

— Вижу, читаю, что нас называют предателями, что мы зашкварились… Поймите, я сам против всей этой херни, никогда бы не подписал это письмо, но мне нужно было что-то сделать на благо клуба.

— Как думаете, ваши подписи принесут для клуба положительный результат?

— Вы не поверите, но буквально на следующий день, как мы поставили подписи, план развития подписали. То есть, грубо говоря, список подписантов показали министру спорта Сергею Ковальчуку — и он тут же подписал документы по выделению клубу государственных средств. И сейчас кто-то говорит, что спорт вне политики…

— Вы же сами в курсе, что написано в провластном письме?

— Конечно, и я вообще не разделаю позиции, которые там изложены. Когда подписывал это письмо, понимал, что рано или поздно моя фамилия всплывает. Даже друзьям позвонил и сказал, что сделал это не от своего желания. И когда появится в СМИ моя фамилия, поймите — нужно было так сделать.

— Как думаете, болельщики поймут игроков-подписантов?

— Не знаю, честно. После матча тура, например, никто из болельщиков нашей команды ничего мне плохого не сказали. Если бы было что-то не так, то люди не стали бы молчать.

Повторюсь, я сделал это не от большого желания. Как, уверен, и ребята из других клубов, о которых уже написали. Обстоятельства так сложились. Знаю точно, кто никто никого не заставлял, никому ничем не угрожали — все понимали, что нужно как-то помочь своим командам. И подписи ставили в том числе те, кто против всей херни в стране.

Я сам, например, против всего того, что происходит в Беларуси. Более того, у меня есть друзья, которые по несколько лет прячутся от преследования за границей. Один из них даже служил в ОМОНе, но отказался участвовать во всей этой жести. Забрал документы и сейчас в Беларусь не возвращается.


А что в других клубах, игроки которых пока не подписали письмо?

По информации «Трибуны», в «вышке» есть несколько клубов, которых тема провластного письма обходит (пока) стороной. Так, например, в «Шахтере» игроков не принуждают оставлять свои подписи. Более того, по слухам, председатель правления «горняков» Иван Головатый нашел возможность обойтись без подписания плана развития, и это дает возможность не зависеть от бюджетных средств. Не дошла разнарядка и до минского «Динамо».

Также не принуждают подписывать письмо игроков «Руха». Собеседники «Трибуны» связывают это с тем, что владельцем клуба является приближенный к Лукашенко бизнесмен Александр Зайцев.

Отдельно отметим, что, по информации «Трибуны», «Неману» план развития уже давно подписали — благодаря тому, что гродненский клуб в лице руководителей и тренеров еще в декабре подписал провластное письмо. Тогда чиновников такой расклад устроил.


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Дмитрий Руто, «Трибуна»

Обложка: «Трибуна»/БАТЭ


Обсудите этот текст на Facebook