Оказывается, у каждого госканала есть особенная аудитория и своя роль в информационной войне. Эксперт Sense Analytics Максим Стефанович рассказал Media IQ о том, кто эти люди, которые смотрят телевизор, чем они отличаются, какими способами госканалы пытаются перехватить повестку и увеличить аудиторию и можно ли их усилия считать успешными.

В 2018 году 88% беларусов в возрасте от 50 лет и старше назвали телевидение основным источником информации. При этом все национальные телеканалы Беларуси де-факто государственные. В общедоступный пакет входит девять каналов: восемь государственных («Беларусь 1», «Беларусь 2», «Беларусь 3», «Беларусь 4», «Беларусь 5», «Беларусь 24», ОНТ, СТВ) и один межгосударственный — телеканал «Мир». То есть если у человека нет интернета, то беларуские новости он, скорее всего, будет узнавать именно из этих каналов.

Кто смотрит «Беларусь 1»

Это сторонники советско-патерналистской ориентации. «Патерналисты» высоко ценят сохранение социального государства, дисциплинарного порядка, гарантий, элементов плановости и регулирования, поддержания советского индустриализма, памяти о ВОВ.

Это самая крупная группа, на которую ориентируются в той или иной мере все каналы, но особенно «Беларусь 1». Достаточно упомянуть рубрику «Нужное людям»: описание встреч и приёмов с чиновниками, выделения средств на социальные нужды, инспекции в магазинах для контроля цен.

Такие сюжеты поддерживают лояльность сторонников, показывают, что именно они могут потерять в случае смены режима. Их запугивают ужасной программой оппозиции, ситуацией в Украине, странах Балтии, да и во всём мире.

Кто смотрит ОНТ

Вторая группа аудитории — прагматики. Часть чиновников, бизнеса, провластной молодёжи, которые признают изъяны системы, но хотят сохранить её из карьерных, финансовых соображений, в силу страха неопределенности, из недоверия к оппозиции. Вот на них лучше всего работает ОНТ.

Возьмём, например, Игоря Тура. В полемических целях он периодически признаёт отдельные тезисы оппонентов. Например, что в Беларуси диктатура. Но сразу показывает, что все альтернативы куда хуже, корыстные и склочные оппоненты всё развалят и любые позитивные процессы сменятся хаосом.

ОНТ скорее обращается именно к этой прагматичной части лоялистов, а также к колеблющимся гражданам, на которых также можно воздействовать подобной риторикой и представить власть хотя бы меньшим из зол.

Кто смотрит СТВ

Эту группу аудитории условно назовём конспирологами. Эти сторонники власти в первую очередь ценят сильное государство за защиту от Запада, мирового правительства, ТНК (Транснациональные корпорации — прим. ред.) и прочих рептилоидов. Они наиболее восприимчивы к российскому информационному влиянию. СТВ в первую очередь ориентируется на них.

Тут уже не имеет особого значения социально-экономическая повестка. Куда важнее продемонстрировать всю мерзостность и опасность необъявленной войны Запада против Беларуси, России, славянства, СССР, устоев и так далее.

Кроме того, СТВ куда больше внимания уделяет силовикам. Их прославляют все каналы, но СТВ тут чемпион. Соответственно, первая целевая группа для СТВ — идеологи и силовики. Религиозные мотивы у Пустового, Голикова, Азарёнка позволяют выходить и на часть верующих. Пустовой даже позволял себе поучать гродненского архиепископа Артемия. То есть канал пытается стать эрзацем церковной проповеди.

Какую роль играют разные госканалы в информационной войне

Если послушать всех ответственных за информационную политику — от министра информации до глав каналов, редакций, провластных комментаторов, то у них одинаковый посыл. Против государства идёт беспрецедентная атака, «социохакинг» в терминологии Перцова (министр информации Беларуси — прим. ред.) и в условиях информационной войны надо давать отпор. В их понимании, его можно давать посредством нескольких инструментов:

1) Масштабных информационно-разъяснительных кампаний (например, почему плох БЧБ-флаг или раскручивание антипротестных угроз и силовой спирали перед известными датами — день выборов, 25 марта)

2) Расследований и разоблачений (это уже специфика ОНТ).

3) Новых форматов идеологических атак в духе российских агрессивных передач, но со своим колоритом — за это взялись на СТВ.

Агрессия помогла Азаренку стать популярным?

Григорий Азаренок в 2017 году.

Ещё пять лет назад Григорий Азарёнок был обыкновенным репортёром СТВ, Юлия Артюх — домохозяйкой, многодетной матерью и женой военного, а у Алексея Голикова не было блога. Получается, агрессивные провокационные высказывания помогли им стать популярными?

Команду авторской журналистики СТВ можно назвать ответом на новые реалии. Что касается Азарёнка и других спикеров СТВ, я бы сказал, что работа с оскорбительно-конспирологическим контентом не новость для госканалов. Можно вспомнить не только его отца, но и «Права человека. Взгляд в мир» Новикова. Другой вопрос, что сейчас этого добра стало гораздо больше.

По мере разрастания политического кризиса было необходимо обеспечить максимальную идеологическую накачку актива и авторские рубрики возникали одна за другой. К Азарёнку и Муковозчику добавился Пустовой, Артюх, Голиков, Лазуткин, Марзалюк, Худолей.

Может быть кого-то из них уберут, если сочтут ситуацию нормализованной, но полного отката назад точно не будет. Прежний уровень воздействия был признан недостаточным, так что работа будет продолжаться в этом направлении. Хотя при условии частичной нормализации помимо агрессии могут возникать и чуть более свободные форматы дискуссии. Скорее всего на ОНТ.

Куда делись россияне, которые приехали работать на БТ в августе-2021?

iSANS недавно делал публикацию про засилье российские экспертов на госТВ.

Стоит отметить, что последние месяцы почти не появляются фрагменты из российских ток-шоу, на что часто опирался официоз в период наибольшего кризиса августа-октября. Так что говорить об особой роли россиян на данный момент сложно, хотя вполне вероятно, что какие-то технические специалисты могли остаться.

Вместе с тем, особо следует отметить работу Екатерины Тихомировой из Калининграда на «Беларусь 1». Вот этот пример действительно является случаем прямого переноса российских пропагандистских нарративов на беларускую почву. Руководство канала позволяет ей более-менее самостоятельно составлять материалы и продвигать линию отождествления всего национального с нацизмом, проводить широкие параллели с другими странами для выявления общей «фашистской и антироссийской угрозы».

Пропагандистам удается увеличивать аудиторию и перехватывать повестку?

Конечно, без специальных исследований об этом трудно говорить. Но я бы сказал, что удовлетворенность руководства работой каналов имеет некоторые основания.

У беларуской власти в принципе не так уж много вариантов для перелома информационной ситуации в свою пользу. Поэтому их метод создания хайпа вокруг контента СТВ, расследований ОНТ позволяет хотя бы увеличивать просмотры и быть на слуху, создавать информационный шум.

Ещё более важным является идеологическая накачка электорального ядра власти, в результате сохраняется определенный уровень активности сторонников Лукашенко, который может и не очень велик, но остается регулярным.

На данный момент режим продолжает жить в телевизоре. Именно для телевизора создают основной контент, пресса вроде «Минской правды» или СБ («СБ. Беларусь сегодня» — прим. ред.) и даже «Жёлтые сливы» играют вспомогательную роль, хотя роль районных изданий может быть недооценена.

В конечном счёте, у госканалов есть главный постоянный зритель, который давно существует в симбиозе со своим ТВ, получает от него подпитку, но и сам является главным мотором его существования. Полагаю, что это имеет для госТВ едва ли не ключевое значение.

P. S. Немного цифр

Государственные СМИ получают крупные дотации из госбюджета. В 2021 году только на телевидение и радиовещание государство выделило почти 134 миллиона рублей. Это примерно 53 миллиона долларов. Для сравнения, на ВСЮ сферу культуры выделено 56 миллионов долларов.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Алексей Худанов

ОбложкаLevi Stute