Дело Виктора Бабарико тянулось больше года. За это время им занимались силовики из нескольких ведомств — КГК, Генпрокуратуры и КГБ, некоторые из них даже успели за это время побывать на разных постах. The Village Беларусь рассказывает, что известно о силовиках, которые участвовали в посадке Виктора Бабарико, который мог стать новым президентом Беларуси.

КГК и задержание

Уголовное дело против сотрудников «Белгазпромбанка» завел Департамент финансовых расследований КГК. Точно неизвестно, кто именно задерживал Виктора Дмитриевича 18 июня 2020 года, когда он ехал в город подавать подписные листы в избирательную комиссию, но сразу после задержания он оказался в КГК. Вечером того же дня стало известно, что Виктор Бабарико и его сын — уже в СИЗО КГБ, который дальше и занимался «расследованием» дела. При этом глава КГК и некоторые сотрудники ДФР продолжали играть как минимум пропагандистскую роль в этом деле.

Одну из ключевых ролей в деле Бабарико сыграл Иван Тертель с интересной карьерной историей, изменения в которой как раз совпали с «делом Белагазпромбанка». В момент задержания Виктора Дмитриевича Тертель был две недели как новый глава КГК, а до этого 12 лет занимал высокие посты в КГБ. Уже в сентябре 2020 года — то есть всего через три месяца руководства КГК — Лукашенко вернул Тертеля в КГБ, но уже в качестве главы ведомства.

Именно Тертель на первых порах был главным комментатором «дела Белгазпромбанка», еще до задержания Бабарико он заявил, что «имеются убедительные доказательства его [Бабарико] причастности к данной противоправной деятельности [неуплате налогов и „отмыванию“ доходов]».

Вечером 18 июня был дебют Тертеля в кино — его показали на госканалах в «громком расследовании» под названием «Госконтроль обнародовал факты противоправной деятельности Виктора Бабарико». В то время такое кино еще было в новинку, и беларусы относились к нему немного серьезнее, чем сейчас. Внимательные зрители поставили низкий рейтинг Тертелю и разнесли его расследование в пух и прах.

Еще одна громкая «заслуга» Тертеля — письмо главе ЦИК Лидии Ермошиной, которое она с выражением зачитала прямо во время заседания по регистрации кандидатов в президенты. Сказанное в письме — что Бабарико якобы пользовался помощью иностранной организации во время избирательной кампании — позволило Лидии Ермошиной не зарегистрировать Виктора Дмитриевича кандидатом в президенты.

После этого Тертель залег на информационное дно и, возможно, не поднялся бы с него до перехода на новую должность, если бы рабочие «Нафтана» не записали на видео, как 17 августа глава КГК приехал на «диалог» с бастующими рабочими, а те ему, как и Лукашенко, кричали «Уходи».

За время своей работы в КГК Тертель также успел запустить еще одно политическое дело — против PandaDoc. 2 сентября в офис и к некоторым сотрудникам компании пришли силовики из ДФР, а 3 сентября Тертель переехал в кресло руководителя КГБ. Вероятно, на этом отведенная ему Лукашенко репрессивная миссия в КГК была выполнена.

Тертель — не единственный сотрудник КГК, засветившийся в деле Бабарико.

В «разоблачительном сюжете» ОНТ под названием «Черная касса Белгазпромбанка» снялся замначальника управления ДФР Дмитрий Дягилев, а на БТ выступил старший инспектор КГК Артем Дунько. Оба заявили о причастности Бабарико к «грязным делам Белгазпромбанка», когда он еще не был задержан.

Позже Артем Дунько выступил в сюжете СТВ Артема Азаренка и рассказал об уголовном деле, заведенном на Ивана Кравцова, члена команды Виктора Бабарико, которого вывозили из страны вместе с Марией Колесниковой. Работу Дунько отметили в ЕС внесением его фамилии в санкционный список.

На фото Дмитрий Дягилев

Коллега Дунько Дмитрий Дягилев переехал на работу в Минск из Новополоцка, где тоже был начальником в ДФР и депутатом. Его роль в «деле Бабарико» не ограничивается публичными выступлениями. Известно, что именно Дягилев подписал постановление о наложении ареста на все имущество Виктора Бабарико и его сына. В мае этого года Дягилев снова появился в СМИ уже в связи с «делом TUT.BY».

КГБ и следствие

Хоть Бабарико и задержали по уголовному делу, заведенному КГК, но уже вечером 18 июня стало известно, что он и его сын Эдуард находятся в СИЗО КГБ. Дальше, по решению Генпрокуратуры, расследованием дела занималось следственное управление КГБ.

С Виктором Дмитриевичем работала группа следователей, но пока что стала известна фамилия только одного из них — следователь КГБ Шпаков П.В. — ее озвучили защитники Бабарико во время судебного разбирательства. Неизвестно, кем он был — руководителем или членом следственной группы.

По информации адвокатов, Шпаков 8 июля на очной ставке между Виктором Бабарико и членом правления банка Кириллом Бадеем «проговорился», что дело Бабарико политическим мотивировано, сказав такие слова: «Все мы (участники следственного действия) являемся избирателями и как избиратели хотели бы услышать показания Бабарико». Вероятно, этот же следователь Шпаков (либо его абсолютный теска) в 2010 году, будучи следователем следственного отдела Управление КГБ по Гомельской области, участвовал в деле Александра Отрощенкова, пресс-секретаря кандидата в президенты Андрея Санникова, которого задержали после выборов 2010 года и осудили за «участие в массовых беспорядках».

Сам Виктор Бабарико в одной из жалоб упомянул, что следователи грозили ему приговором в виде лишения свободы на срок не менее трех четвертей от 15 лет, если он откажется от дачи показаний. А после выборов следователь заявлял, что Бабарико «затеял игру в президентство» и что «это вылилось в демонстрации, где погибли люди», угрожал, что статью обвинения Бабарико могут переквалифицировать «вплоть до расстрельной». При этом велись речи о «государственном перевороте, повлекшем человеческие жертвы». Фамилии следователей не были опубликованы.

Кроме допросов в ходе «расследования» следователи занимались и другими важными делами — например, искали «тайные комнаты» в доме Бабарико.

Прокурор и суд

Сергей Гиргель справа. Фото: sb.by

Гособвинителем на суде был прокурор из Генеральной прокуратуры Сергей Гиргель. Он запрашивал для Виктора Дмитриевича 15 лет лишения свободы в колонии усиленного режима, и это был не первый раз, когда Гиргель просил для обвиняемых большие сроки.

Для Юрия Иванова, обвиняемого в убийстве могилевчанки Светланы Поддубской, Гиргель запросил 22 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. На год больше Гиргель запросил для Владислава Казакевича по делу о нападении на контролера шкловской колонии. По делам о взятках Гиргель просил лишить свободы бывшего директора Республиканского научно-практического центра травматологии и ортопедии Александра Белецкого на семь с половиной лет, а бывшего охранника Лукашенко Андрея Втюрина — на 14 лет.

Известно, что Гиргель начинал карьеру в Гомеле, был помощником прокурора Центрального района Гомеля.

Судью формально нельзя причислить к «силовикам», однако в современном беларуском контексте госорган, который должен быть независимым и защищать справедливость, тоже превратился в карательный и силовой. Поэтому пару строк уделим судье и интересным деталям его карьеры.

К 14 годам колонии усиленного режима Бабарико приговорил судья Верховного суда Игорь Любовицкий. Бывший военный судья, а после многолетний судья Минского городского суда за время своей карьеры не раз занимался политическими делами. Семь лет назад Любовицкий судил политзаключенного Эдуарда Пальчиса «за разжигание национальной розни», правда, наказал его домашней химией. Также Любовицкий поучаствовал в административном деле против журналиста «Белсата» Александра Борозенко, которого задержали на одном из Дней Воли. Но куда интереснее процесс против корреспондентов издания REGNUM, на котором Любовицкий поддержал решение экспертной комиссии, что их тексты «демонстрируется презрительное отношение к беларуской истории и языку», в частности авторов обвиняли в том, что они «цинично обозначают бело-красно-белый флаг, как коллаборационистский».

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: «СТВ»