Сначала силовики у всех подряд находили БЧБ-флаги или приносили их с собой и фоткали в месте обыска, как будто они там сразу и были. А теперь наметился новый тренд — силовики постоянно «находят» у сторонников перемен резиновые члены и прочие секс-игрушки, а пропагандисты выкладывают их фото в телеграме. The Village Беларусь попытался разобраться с новым увлечением силовиков и понять, как секс-игрушки стали инструментом репрессий.

«Показывать секс-находки ГУБОПиКа очень любит Азаренок»

С тех пор как обыски стали массовыми, провластные телеграм-каналы, в том числе канал ГУБОПиКа, начали публиковать подробные фотоотчеты с этих мероприятий. Цель очевидна — дискредитировать «змагара», выставить его в худшем (по версии ГУБОПиКа) свете, легитимизировать его арест в глазах общества или хотя бы ябатек, продемонстрировав, что он не только шататель режима, но вообще-то ужасный человек, асоциальная личность. Сначала на фотографиях с обысков постоянно появлялась БЧБ-символика, бардак в квартире, пустые бутылки из-под спиртного, реже — оружие и наркотики. Если силовики обнаруживали у обыскиваемого на теле татуировки, то их тоже обязательно фотографировали и публиковали в телеграм. Так в представлении силовиков выглядит человек, который не должен вызывать у общества ничего, кроме отвращения и справедливого гнева.

Первые попытки использовать для дискредитации интимную сторону жизни оппонентов силовики и пропагандисты сделали в январе. После обыска у Максима Винярского, активиста «Европейской Беларуси», осужденного вместе с Павлом Северинцем, «Желтые сливы» опубликовали фотографии с обыска, в том числе фото экрана компьютера с открытом вкладкой PornHub. Интересно, что МВД в своем фотоотчете именно это фото пропустило:

Но массово резиновые члены у «замагаров»-мужчин начали находиться только пару месяцев назад, после обыска в студии «Белсата». Забавно, что на некоторых фотографиях якобы разных обысков присутствуют одни и те же или очень похожие секс-игрушки. Видимо, кому-то из пропагандистов-трендсеттеров розовые члены-подкидыши показались блестящей идеей, которую удалось продать начальству и выбить на это бюджет.

Один обыск
Другой обыск у другого человека

В последних постах провластные телеграм-каналы делают особенный акцент на этой категории «находок» и даже их анонсируют. Например, после обыска в офисе БелаПАНа пропагандисты написали: «Странно, что дилды или анальные пробки не нашли. Обычно вместе с БЧБ у змагаров хранятся именно эти девайсы. Но ничего, ператрус еще не закончен». Фото ниже — это «находки» во время разных обысков:

Кроме «Желтых сливов» показывать сексуальные находки ГУБОПиКа очень любит Азаренок — собрал в своем телеграм-канале довольно большую коллекцию. Порой он их постит даже без привязки к владельцу. Автор фото ниже, опубликованной Азаренком, видимо, пытался собрать как можно больше доказательств «сексуальной аморальности «змагаров» — кроме резинового члена (очень похожего на те, что выше) на столе лежит «журнал про геев и книжки про анальный секс». В этом нафталиновом наборе а-ля «в Белоруссии геев нет» не хватает только видеокассет.

Почему силовики у всех начали находить резиновые члены

Когда-нибудь начинатель этого тренда расскажет в эксклюзивном интервью на ОНТ, как было на самом деле, а пока у нас есть несколько объяснений этому явлению.

Маловероятная, но смешная версия.

Помните, что силовикам кричали женщины во время женских маршей? «Вам никто не даст!». Учитывая испорченный имидж омоновцев и просочившиеся в СМИ истории разводов с ними на политической почве, можно предположить, что лозунг был пророческий и участившиеся «находки» членов — это такой способ сублимации.

Это не мы «петухи», а вы!

Еще одним популярным лозунгом в адрес силовиков у протестующих был «лошки-петушки». Пропагандисты постоянно пользуются приемом «не мы, а вы», когда их в чем-то обвиняют. Не исключено, что и в этом направлении они вот таким нехитрым способом пытаются взять реванш.

Версия антиутопическая.

Сам обыск — это уже вероломное вторжение в личное пространство человека, а копание и выставление напоказ интимных подробностей его жизни — его апофеоз. Если допустить, что не все из показанных секс-игрушек подкидыши, а некоторые из них действительно нашли во время обысков, что не исключено, то агрессивная демонстрация сексуальной жизни «замагаров» — может быть одним из звоночков, что тоталитаризм в Беларуси выходит на новый уровень, ведь контроль над сексуальной жизнью общества — неотъемлемая его черта. Жизнь беларусов уже давно стала похожа на экранизацию романов-антиутопий — помните «сексуальные часы» у Замятина?

Способ дискредитации.

А возможно, все до неприличия банально: силовики с пропагандистами, вооружившись собственными представлениями о «плохо» и «хорошо», просто пытаются разными способами показать, что «замагары» — ужасные во всех отношениях люди. Им кажется, что резиновые члены — это оберег от «цветной революции» и если все увидят, что змагары ими пользуются, то за Тихановскую точно больше никто не будет голосовать, чтобы не быть как они!

Наконец, мы поговорили с экспертом по теме — историком Александром Фридманом, чей научный интерес, среди прочего — история секса в диктатурах и пропаганда. При этом Александр уже около 20 лет живет на Западе и может оценивать нынешнюю беларускую ситуацию со стороны. Вот что он нам об этом рассказал.

«У Лукашенко есть определенная зацикленность на теме гомосексуальности»

Александр Фридман

Беларуский историк из Дюссельдорфа, доктор (PhD)

— Недавно минский суд приговорил 42-летнего мужчину, который «страдает психическими расстройствами и хроническим алкоголизмом» к году колонии строгого режима за то, что он кричал со своего балкона «Жыве Беларусь!» и «Лукашенко — петух». Во время суда этот мужчина говорил, что, называя Лукашенко петухом, он имел в виду его агрессивность (бегает с автоматом), а не соответствующую сексуальную жизнь. Тем не менее, суд его наказал жестко даже по меркам режима — сейчас суды за «оскорбление представителей власти» чаще всего наказывают «химией», а не реальным сроком. Это говорит о том, что эта тема особенно болезненная для Лукашенко.

Я давно изучаю тему секса в диктатурах и прежде всего в нацистской Германии. И мне приходилось сталкиваться с похожими примерами в немецком контексте. Хотя в нацистской Германии было предусмотрено уголовное наказание за гомосексуальные связи и гомосексуалов жестоко преследовали, там в 1930-е годы в Германии были широко распространены слухи о гомосексуальных наклонностях «фюрера». И были нередки случаи, когда выпившие немцы рассказывали политические анекдоты и публично оскорбляли Адольфа Гитлера и прочих нацистских руководителей, затрагивая тему их сексуальной ориентации. Но такие дела (если фигуранты не были активными коммунистами, социал-демократами и прочими врагами режима) чаще всего не доходили до суда — обходились запугиванием и предупреждением. За «Гитлер — петух» человека, скорее всего, не посадили бы, потому что это считалось малозначительным проступком, особенно, если он пьян.

Так вот у Лукашенко есть определенная зацикленность на теме гомосексуальности и периодически случаются обострения. Когда-то я подробно изучал его конфликт с Вестервелле, напомню: покойный министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле — открытый гей, состоявший в однополом браке — назвал Лукашенко «последним диктатором в Европе» и раскритиковал за нарушения прав человека в Беларуси, а тот в ответ сказал: «Лучше быть диктатором, чем голубым». Эта традиция живет по сей день. После того как нынешний министр иностранных дел Хайко Маас — гетеросексуал с репутацией сердцееда — прошелся по Лукашенко, СБ снова достала историю с Вестервелле и начали делать намеки, что Маас тоже гей. А когда я сам в одной статье указал на радикальную гомофобию как характерную черту беларуской пропаганды, мне прилетел адресный фельетон от Муковозчика под названием «Оно из Дюссельдорфа» с четкими намеками на мою сексуальную ориентацию: мол, если обвиняет в гомофобии, то должен сам быть геем, по крайнеей мере скрытым. Видимо, они думали, что если назовут меня геем, то очень сильно заденут и я потеряю душевный покой. Мы с женой от души посмеялись над этой историей.

То есть гомофобия в пропаганде появилась задолго до резиновых членов. Если человека надо дискредитировать, то они обязательно начинают раскручивать вокруг него какую-то гомосексуальную историю.

Я не знаю подкидывают они сейчас эти секс-игрушки или действительно находят (это и не важно — нет ничего ужасного в том, что люди ими пользуются, а гомосексуальность в Беларуси не запрещена), но очевидно, что есть инсценировка, которую они используют, чтобы показать своих противников в наихудшем виде (с их точки зрения). Подспудно доносится мысль, что обладать такими вещами — это ненормально. Розовые члены становятся символом изгоя. Мол, если ты покупаешь такие вещи, значит, с тобой что-то не так, ты под подозрением. А «наши» люди должны выглядеть, как люди в агрогородках, которые слушают Лукашенко, хлопают в ладоши и подумать не могут о каких-либо секс-игрушках.

Но прелесть ситуации в том, что эти «находки» пропагандистов больше характеризуют их самих, чем тех, у кого их находят. Они говорят о том, что мировоззрение этих людей — абсолютно консервативное, патриархальное, сексуальная революция явно прошла мимо них. Забавно, что сами беларуские чиновники не соответствуют ценностям, которые публично защищают — проповедуют одно, а живут по-другому. И то, что они выставляют эти члены напоказ, говорит о том, что они сами думают об этом, что они им важны. Как в Советском союзе — за порнографию предусматривалось уголовное наказание, а в видеотеках партийных боссов хранились коллекции западной порнографической продукции.

(Мы спросили у Александра, что он думает о нашей антиутопической версии. Не хотят ли силовики показать резиновыми членами, что у беларусов вообще больше нет личной жизни, только государственная и подконтрольная силовикам?)

Ты описала историю с системой, так могло бы быть в логически устроенной диктатуре с отработанным механизмом. А беларуская диктатура — это хаос, у них нет системы, они постоянно импровизируют, действуют на чувствах и эмоциях. В силу нашего интеллектуального превосходства мы пытаемся на них смотреть рационально, но выглядит так, что эти люди действуют довольно спонтанно, интуитивно. Это подтверждают сливы их разговоров, в одном из последних мы слышали, что женщина с голосом похожим на голос Натальи Эйсмонт шла «половить» беларусов во дворах не потому, что ей надо было отработать план, а потому что ей хочется «поохотиться». Репрессии не по плану, а по желанию — это даже страшнее, учитывая, что у них полный карт-бланш.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: Allyssa Olaivar