Беларус Макарий Малаховский уже несколько месяцев живет в Польше, после того как был вынужден убежать из Беларуси — там ему грозило уголовное дело из-за истории, которой не было. Но так вышло, что Макария задержали по требованию беларуских силовиков даже в Польше. Сейчас он на свободе и рассказал «Радио Свобода», что с ним случилось летом 2020-го в Беларуси и может произойти сейчас в Польше. А эксперт по Интерполу объяснил в эфире «Еврорадио», может ли такая практика сотрудничества беларуских силовиков с Интерполом стать нормой и угрожать сотням беларусов, сбежавшим за границу от преследования.

Макарий (в центре) после освобождения из польской прокуратуры. Фото: Беларускі Дом у Варшаве.

Макарий Малаховский вместе со своей девушкой живет в Польше с прошлого года. Поздно вечером в воскресенье в их квартиру под Варшавой пришла полиция. Соседи якобы пожаловались, что в квартире Малаховского громко играет музыка. Сам Макарий говорит, что, кроме разговоров, дома была полная тишина.

«Проверили документы и попросили пройти в служебный автомобиль. Я ушел, чувствовал себя вполне безопасно. Минут 10 в автомобиле они проверяли мои документы и сообщили, что меня ищет Интерпол. Надели наручники и повезли в участок», — рассказывает Малаховский.

В полиции на Макария составили протокол задержания, который он не подписал, и поместили в камеру, а в понедельник повезли на допрос в Варшавскую прокуратуру.

«Мне зачитали письмо из Беларуси с объяснением, почему меня ищут. Я сказал, что не согласен. И описал ситуацию, которая была на самом деле. Все это записали с моих слов. Допроса, по сути, и не было. Через 5 минут подписали бумаги и сказали, что я свободен», — говорит мужчина.

В интервью «Еврорадио» Малаховский рассказал, что провел в полицейском участке ночь, польские силовики при задержании сообщили, что он в розыске Интерпола, но по какой причине не рассказали. На следующий день прокурор внес ясность — зачитал письмо беларуской стороны, в котором говорилось, что Макарий якобы «сопротивлялся при задержании или при аресте (363-я статья)». Беларус также рассказал, какая была атмосфера в польском участке и прокуратуре:

«Все, в том числе при аресте, были очень доброжелательны. Прокурор вообще, такое ощущение, что я пришел просто поговорить. Никакого предвзятого отношения, что я преступник, не было. Он просто зачитал, в чем меня обвиняют и спросил, хочу ли я что-то добавить, прокомментировать. Я просто описал ситуацию, как было, поставил подписи и мы разошлись. <…> Прокурор сказал не волноваться, что все будет хорошо».

Малаховского, тем не менее, попросили быть на связи и отвечать на звонки полиции. Посоветовали в ближайшее время не выезжать из Польши, так как подобное задержание может повториться и за рубежом. Но никаких подписок о невыезде он не давал.

Что такого совершил Малаховский в Беларуси, что его ищут через Интерпол?

На родине на него завели уголовное дело за якобы наезд на сотрудника ДПС, который состоялся 13 августа 2020 года (арт. Ст. 364 УК, «Насилие или угроза насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел»). Но мужчина говорит, что реальная картина событий в тот день была совсем другой.

«Я ехал через центр города по проспекту Независимости. Возможно, ехал медленно. Меня остановила машина ГАИ с мигалками. Я без проблем остановился. Но вдруг с заднего сиденья машины ГАИ выскочили двое неизвестных в черном, с дубинками. Никаких опознавательных знаков на них не было. Я решил, что они идут ко мне не права смотреть и не составлять протокол. И я принял решение уехать. В принципе, ничего не произошло. Рядом проезжал патруль ГАИ, они пытались меня остановить. Побежали в мою сторону, но я их объехал. Через 200-250 метров меня окружили машины ГАИ. Я остановился, так как моя задача была убежать от неизвестных. В те дни было много историй, когда людей вытаскивали из машин и били», — говорит Малаховский.

Макарий полностью опровергает, что наехал на сотрудника ГАИ или милиции. Говорит, что его машина совершенно цела, кроме того, что один из инспекторов ударил по лобовому стеклу жезлом.

«Когда я остановился, то не сразу выходил из машины, сидел там еще где-то 10 минут. Кому-то звонил, чтобы посоветоваться, что делать. А они пытались открыть машину, угрожали, стучали по ней. Собралось много людей, в том числе люди в черном, в масках. Пробовали травить слезоточивым газом, не помню как. Возможно, через вентиляцию. Но у них ничего не получилось. Когда все более-менее успокоилось, то подошли люди с камерами, видимо журналисты. Тогда люди в черном пошли. Мы поговорили с инспекторами, и я открыл машину», — рассказывает мужчина.

Первый день после задержания Макарий провел в РУВД, а затем два дня в изоляторе на Окрестина. Он попал туда как раз в то время, когда освобождали первых задержанных во время протестов 9 августа. Макарий также участвовал в акциях в день выборов, но тогда его не задержали.

«Вечером я пришел на свой избирательный участок, ждал вместе с другими протоколов с результатами голосования. Комиссия не хотела вывешивать результаты. Было много людей. Потом приехал автобус МАЗ и пытался подъехать к школе. Как все тогда поняли, автобус должен был забрать комиссию. Он ехал по тротуару, но люди не давали ему дороги, и он потом отъехал, стоял на остановке. Комиссия вышла, села в автобус, но люди не давали ему уехать. Тогда приехали три автобуса с ОМОНом и отбивали людей от этого автобуса. В этот же вечер я был возле стелы, но вскоре начался разгон с гранатами и вся эта дичь». — рассказывает Макарий Малаховский.

На Окрестина он увидел освобождение задержанных как раз в первые дни после выборов.

«Они были все побитые. Пытались найти свои вещи, опухшие, синие, порванная одежда, грязные. Но ко мне относились нормально. Меня расценивали как просто водителя. Сотрудник, который вел меня в камеру, сочувствовал мне. Медсестра, которая осматривала, также приговаривала: „когда все это закончится“. Людей в черном уже не было на территории ИВС, они были в машинах возле изолятора», — рассказывает Малаховский.

Через два дня Макария освободили с тремя протоколами о нарушении правил дорожного движения: о пересечении двойной сплошной линии, необоснованном звуковом сигнале и отказе остановиться.

Но позже Макарию позвонил следователь и сказал, что на него завели уголовное дело.

«Адвокат посмотрел видео того происшествия, так как оно было в новостях, и сказал: „Ты ничего не сделал, но сейчас ситуация такова, что закон не работает“. В тот же вечер мы с девушкой собрали вещи и выехали. Сначала в Украину, а потом в Польшу», — говорит Малаховский.

Покидать Польшу Макарий не собирается, так как считает, что в этой стране лучше относятся к беларусам, сбежавшим от режима на родине. В Беларуси он окончил БНТУ по специальности» архитектура», а теперь поступил в польский ВУЗ, чтобы продолжать образование.

Беларуские власти могут использовать Интерпол, чтобы вернуть бежавших беларусов?

Адвокат, который специализируется на вопросах экстрадиции и Интерпола, Алесь Михалевич объяснил в эфире «Еврорадио», что по статье «сопротивление силовикам» страна действительно может просить внести в базу Интерпола.

«И если страна адекватная, как, например, Германия или США, то, скорее всего, такого человека внесут в базу. Но к Беларуси большого доверия нет, Интерпол тщательно перепроверяет все заявки и все т.н. политические статьи Интерпол, как правило, не вносит. Но беларуские власти ищут дополнительные возможности и используют статьи за неуплату налогов, алиментов. Но, я думаю, что будет достаточно легко через комиссию контроля файлов сделать так, чтобы конкретно этот беларуский запрос в Интерполе не фигурировал. <…>

Интерпол в Беларуси — это сотрудники беларуской милиции. Абсолютное большинство стран-членов Интерпола — это недемократические страны, поэтому Беларусь никого особо не удивляет. Что касается самого Интерпола, то у них очень ограниченные возможности проверять. Они могут загуглить, например, и узнать, много ли об этом человеке информации, и проверить саму статью, похожа ли она на политическую. И статья «об организации массовых беспорядков» заведомо выглядит как политическая. А статья «оказание сопротивления сотрудникам милиции» — сразу непонятно, что это такое. Поэтому по такой статье могут внести в список на арест. <…>

Если бы Макарий был гражданином РФ,  его бы задержали,  отвезли в суд и судья бы определял меру пресечения. То,  что прокуратура не инициировала этого, значит сама прокуратура не поддерживала того,  чтобы Макария посадить в тюрьму на время экстрадиционного разбирательства. Это очень хорошо, поскольку, как мы помним, именно прокуратура в большинстве систем является гособвинителем — она, как правило, требует больше, чем потом решает суд. А в этом случае она даже не просила человек задержать. Это свидетельствует о том, что Польша не собирается выдавать Макария. Скорее всего, дальше будет готовится отказ в экстрадиции без всяких судебных разбирательств, целиком на административной основе», — рассказал Михалевич.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Текст: Дмитрий Гурневич

ОбложкаRoad Trip with Raj