Недавно Генпрокуратура «приостановила» расследование убийства Романа Бондаренко, потому что якобы не нашла тех, кто к нему причастен. Объединение силовиков BYPOL сегодня опубликовало новое собственное расследование, в котором восстанавливает подробную картину случившегося на Площади Перемен, называет новые детали и имена, а также рассказывает о доверенных людях Лукашенко, кроме Эйсмонт и Баскова, которые, по утверждению BYPOL, и организовывали все карательные рейды по минским дворам. Приводим все самое важное и интересное из нового расследования.

Кто организовывал рейды в спальных районах и причем тут Кочанова

В начале своего расследования BYPOL подробно рассказывает, кто из чиновников и силовиков входит в круг приближенных к Лукашенко доверенных лиц, которым он поручает «специальные операции». Раньше было известно, что дворовыми рейдами занимались Наталья Эйсмонт, пресс-секретарь Лукашенко и Дмитрий Басков, бывший глава Федерации хоккея Беларуси, а ныне сенатор. Но теперь BYPOL установил два новых лица.

27 января BYPOL опубликовал итоги предварительного расследования, в котором назвал некоторые имена сотрудников СОБРа, которые, по их мнению, увезли Романа на серебристом бусе с Площади Перемен после его избиения. Также объединение силовиков заявило, что на Площади перемен в ту ночь была Наталья Эйсмонт, Дмитрий Басков, Анна Эйсмонт (сестра мужа Эйсмонт), Дмитрий Шакута, а также Павел Волчек (член хоккейной команды Лукашенко) с женой Жанеттой (психолог). В сегодняшнем расследовании также звучит имя Елены Казак, личного врача Лукашенко, которая, по информации BYPOL, тоже была в тот вечер на Площади Перемен. Группу Эйсмонт сопровождали 2 группы силовой поддержки: основная из бойцов СОБРа (в расследовании называются имена бойцов) и вспомогательная группа ОМОНа, которой руководил, как утверждается, капитан милиции Руслан Кулешов. «Именно Кулешов является доверенным лицом Балабы для выполнения разных особых поручений. И именно через Кулешова в вечер убийства Романа Бондаренко секретарь Лукашенко координировала свои действия своей команды», — говорится в расследовании.

BYPOL упоминает опубликованный «Кибер-партизанами» телефонный разговор Эйсмонт с Балабой, который состоялся за 9 дней до убийства Романа, 2 ноября. В этом разговоре Эйсмонт договаривается с главой ОМОНа, что она со своей компанией поедет в «самый-самый жесткий двор» и если понадобится помощь, то она позвонит Балабе и попросит подкрепление. В разговоре Эйсмонт и Балаба называют это «охотой» и из него становится ясно, что Эйсмонт со своими единомышленниками ездит на такие рейды постоянно.

По информации BYPOL, команда Эйсмонт в тот вечер направилась в Новую Боровую, но там, несмотря на поддержку СОБРа и ОМОНа, встретила отпор от жителей. 10 ноября, уже планируя рейд на Площади Перемен, голос Эйсмонт в разговоре с якобы Балабой жаловался на свою неудачу в Новой Боровой:

«У меня руководитель (Лукашенко — примечание BYPOL) подробно спрашивал про ситуацию, которая была в Боровой… Вообще, честно говоря, если ехать в такие точки, то вообще всем и, наверное, с вашими в том числе нужно договариваться о том, как действовать. <…>

Потому что тогда так и получилось. <…> Мы просто были не готовы. Последние недели нас расслабили — везде практически было спокойно. А здесь — бах. Я была вообще внутренне недовольна очень. Ну, так, не было какой-то удовлетворенности».

А 15 ноября у жителей Новой Боровой начались перебои с отоплением и горячей водой, 17 ноября их и вовсе отключили. BYPOL называет это местью Эйсмонт и других членов «идейной группы Лукашенко» за ту «неудачную охоту». Кроме пресс-секретаря Лукашенко, инициаторами отключения BYPOL называет Александра Барсукова (помощник Лукашенко по Минску), Наталью Кочанову (председатель Совета республики) и Дмитрия Балабу, главу минского ОМОНа. BYPOL возлагает на них ответственность и за все остальные «карательные операции, проведенные массандровской» командой.

В подтверждение связи этих четырех лиц инициатива силовиков опубликовала телефонный разговор якобы Эйсмонт с Балабой 6-7 ноября:

Голос Эйсмонт: А вам Наталья Ивановна звонила?

Голос Балабы: Нет, конечно, нет.

— В общем, есть поручение важное очень. Ей поступило, мне, вам и Александру Петровичу (Барсукову — примечание BYPOL).

По информации BYPOL, упоминаемая в разговоре Наталья Ивановна — это Кочанова. 7 ноября разговор между людьми с голосами Эйсмонт и Балабы повторяется:

Голос Балабы спрашивает у якобы Эйсмонт, что они сегодня планируют, и напоминает, что она хотела с ним переговорить по важному вопросу.

Голос Эйсмонт: Да, мы вчера с Александром Петровичем (Барсуковым — примечание BYPOL) вчера разговаривали, что как бы по главному вопросу нам втроем переговорить. Чтобы что-то подумать и в понедельник утром уже у каждого были какие-то предложения и сварить какую-то кашу. <…> Это даже главнее, чем все остальные вопросы. Потому что там конкретные поручения. <…> В понедельник утром Наталья Ивановна (Кочанова — примечание BYPOL) уже хочет услышать предложения.

Инициатива силовиков называет Кочанову, Эйсмонт, Барсукова и Балабу ближним доверенным кругом Лукашенко «по особым поручениям».

Что произошло вечером 11 ноября на Площади Перемен

10 ноября накануне рейда на Площадь Перемен у якобы Эйсмонт и Балабы состоялся телефонный разговор, который раньше уже публиковал «Ник и Майк» на своем YouTube-канале. Голос Эйсмонт говорит, что после прошлой провальной акции в Новой Боровой ее «раскритиковали». По мнению BYPOL, ее раскритиковал сам Лукашенко, и новый мощный рейд был необходим Эйсмонт, чтобы реабилитироваться в его глазах.

В этом разговоре голос Эйсмонт говорит Балабе, что ребята из СОБРа ничего не знают и не понимают, как себя вести, — поэтому она просит у него ту же группу ОМОНа, что работала с ней ранее. Балаба соглашается и упоминает Шакуту: «Тогда с Димой Шакутой тот же человек созвонится, все, группа будет та же, которая была в прошлый раз, я сейчас спланирую это все».

Далее BYPOL заявляет, что именно бойцы СОБРа «причинили смертельные травмы Роману». Инициатива силовиков вспоминает видео, которое вскоре после трагедии опубликовали ряд СМИ. На этом видео человек в сером спортивном костюме — позже журналисты опознали в нем Дмитрия Шакуту — валит на землю Романа Бондаренко. (В пользу того, что Шакута действительно был в тот вечер на Площади Перемен говорит и слитая запись телефонного разговора Шакуты с Дмитрием Басковым, в котором они обсуждали случившееся в тот вечер как непосредственные участники тех событий. Эксперты пришли к выводу, что голоса людей в слитом разговоре действительно принадлежат Баскову и Шакуте — The Village Беларусь).

На видео видно, что после этого к Бондаренко, которого держит Шакута, подбегают еще трое мужчин, поднимают Романа и насильно уносят с Площади Перемен на угол улицы Каховской, где к ним подъезжает серебристый микроавтобус. BYPOL заметил, что при погрузке в бус самый крупный мужчина (они считают, что он похож на бойца СОБРа Евгения Тимановского) приподнимает Романа и резко опускает вниз, ударив головой о землю.

Еще в январском расследовании BYPOL заявил, что, по их данным, серебристый бус принадлежит СОБРу. Известно, что после этого микроавтобус еще 20 минут стоял на Каховской. Затем в 22:40 ненадолго отъехал, вернулся через пару минут и окончательно покинул Площадь Перемен в 22:55, когда компания Эйсмонт закончила срезать ленточки.

А группа ОМОНа, которую Балаба пообещал Эйсмонт, в это время сидела в засаде сообщает BYPOL. В доказательство приводится телефонный разговор якобы командира группы Александра Кулешова с Балабой в 22:13, перед самым захватом Романа Бондаренко:

Руслан: ну, мы здесь на Червякова. Пошли девчонки туда с… резать, пока ждем. Вроде тишина.

Балаба: на мурале тишина, никого нет вообще?

Руслан: да-да, что-то там гавкаю с Шоком (Шакута — примечание BYPOL), но никто не выходит.

Дальше Балаба уточняет, в контакте ли Руслан с «двумя группами», тот подтверждает, что они там «все вместе».

Еще в итогах предварительного расследования BYPOL сообщал, что в Центральный РУВД Минска Роман Бондаренко был доставлен в 22:58 и сделали это сотрудники минского ОМОН.

В подтверждение приводится телефонный разговор, на котором записана якобы беседа командира группы Руслана Кулешова и командира минского ОМОНа Дмитрия Балабы. Разговор состоялся в 23:32 того самого 11 ноября.

Голос Кулешова: — Товарищ Полковник, там СОБР задерживал на этом, на Червякова, человека. Он там бухой на них кидался. Мы его доставляли в Центральный. Так там дежурка уже звонила, спрашивала, что, как. Ну, собственно, мы-то его не задерживали, просто доставили. Ну, вроде как там все нормально.

Голос Балабы: — Все, вопросов нет. Все, доставили там, они ж в теме. Все, в курсе. Поэтому никаких проблем нет. Доставили — пускай разбираются там по нем. А сильно там бухой на Червякова?

— Да, мы его пока везли, он заснул.

— Красавчик. Вы его хоть подснимали трохи, не?

— А он уже есть, видео снимали эти, снимали на… жители местные уже на «Нэхту» выкинули.

— На «Нехте» уже есть?

— Да, да, мы уже смотрели, есть там, как он волтузывался.

— С кем он там волтузился, с пацанами?

— Да, да, да. По-моему, с Димой, я так понял.

— С Шакутой?

— Ага.

— Щас поглядим. Добро, давай.

Далее приводится запись телефонного разговора: в 23:04 из Центрального РУВД вызывают скорую для Бондаренко. А еще через пару минут снова перезванивают в скорую и говорят, что парень находится в бессознательном состоянии. При этом звонивший отмечает, что алкоголем от него не пахнет.

Новый звонок: на следующий день, 12 ноября, в 7:54 оперативный дежурный ОМОН капитан милиции Геннадий Молош, как утверждается в расследовании, звонит Дмитрию Балабе.

Голос Молоша: — Товарищ полковник, позвонила дежурка ГУВД, сказала, чтобы… попросила, чтобы вы набрали генерала.

Голос Балабы: — Так, по вот этому доставленному, то, что вы мне написали, что там?

— У него тяжкие телесные повреждения, ЧМТ тяжелой степени. Ему трепанацию черепа сделали в БСМП.

— Ё* твою мать…

— Вот. 89-го года рождания, фамилия Бондаренко Роман Игоревич.

— Наши его только забрали с площади Перемен.

— Да, да. С буса СОБРа пере… забрали в наш бус и завезли его в Центральный РУВД.

— Угу. Все понятно. Хорошо. А он не жаловался по дороге, ничего?

— Ну, жаловался. Вообще они думали, что он в пьяном состоянии был. Как оказалось, что… плохо. Ну, плохо было, да.

— Все понятно, все понятно. Хорошо.

В расследовании говорится, что, узнав, что произошло, дежурная служба ГУВД не отважилась доложить об этом своему начальнику — генералу милиции Грибу, и перевела стрелки на начальника ОМОН Балабу: ведь это его подчиненные последними контактировали с тяжело травмированным Романом.

В 7:56, то есть, сразу после разговора с Молошем, уже сам Балаба звонит начальнику милиции Михаилу Грибу, говорится в расследовании.

Голос Балабы: — Товарищ генерал, здравия желаю, это Балаба. Товарищ генерал, ночную ситуацию разрешите доложить. Только что вот разбирался. Драка на площади Перемен. Забрали у СОБРа из буса человека. Думали…

Голос Гриба: — У СОБРа?

— Да, это СОБР был. У СОБРа из буса доставили человека, доставили в Центральный. Командир группы уверяет, говорит, думал, что был пьяный. Поэтому доставили в Центральный, передали и уехали. Ну, и дальше дорабатывали. Я сам, в принципе, был где-то на Дзержинского, уехал около часу ночи, я там был с командой.

— С какой командой?

— Я вам докладывал.

— А, там телефоны записывал?

— Да-да-да-да, именно так.

— Ну, ясно. Я так понимаю, С там тоже была?

— Да, конечно, конечно. Именно там была и драка, и есть на видео там… Ну, я так предполагаю, что это Шакута там где-то приложился. Уже несколько видюшек есть в интернете. Наши его пальцем не трогали, этого человека.

— Угу, ясно. Значит, короче, передает СОБР его?

— Да, да, да.

— Ясно.

— Мы подъехали на бусе, забрали у СОБРа, доставили в Центральный.

— Ясно. А звонок был, я так понимаю, этот номер телефона, который я записывал, да?

— Да, именно так.

— Ну, лично вам, правильно?

— Да, конечно, конечно. Это звонок, когда подъехать? Я группу до этого свел напрямую с СОБРом. А звонок мне был вчера.

— Все ясно, понятно, ага. А… там работал совместно с собровцами?

— Они постоянно их прикрывают, с ними группа все время. Наша задача — подстраховка, если большое количество, ну и забрать-доставить в РУВД. Таким образом.

— Все понятно, хорошо. Больше ничего вы не знаете, правильно, я так понимаю?

— товарищ генерал, нет, больше ничего. Ну, знаю, что по телесным там есть.

— Угу, ясно, хорошо, принял.

Авторы расследования предполагают, что С — это секретарь, то есть, пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт. В ходе драки, в которой отличился Шакута, задержали романа Бондаренко: бойцы СОБРа передали его из своего буса подчиненным Балабы для доставки в Центральное РУВД. При этом омоновцы состояние Бондаренко оценивали как алкогольное опьянение. А сами ОМОНовцы якобы Бондаренко «пальцем не трогали».

Подчеркивается, что после драки на площади Перемен Балаба поехал «работать» дальше — в ЖК «Мегаполис» на проспекте Дзержинского.

Авторы расследования воспроизводят хронологию драки на площади Перемен и заявляют: первым физическое насилие к Бондаренко применил Дмитрий Шакута. Вторым — боец СОБРа, старший прапорщик Евгений Тимановский, который перед погрузкой того в бус умышленно ударил его головой об землю. Также среди подозреваемых в избиении — все остальные члены СОБРа: командир Сергей Сарман, водитель буса Сергей Антюфеев, бойцы Олег Буйкевич и Роман Савенко, — в чьем бусе Бондаренко провел 20 минут, пока его не передали сотрудникам ОМОНа.

Генеральная прокуратура, которая лишь 18 февраля этого года возбудила уголовное дело, все же признала, что тяжкие телесные повреждения были нанесены умышленно, и они повлекли за собой смерть Бондаренко. При этом Генпрокуратура сразу заявила, что причастность органов внутренних дел не установлена.

В заключение приводится запись еще одного телефонного звонка — якобы между командиром группы ОМОН Русланом Кулешовым и Дмитрием Балабой, — который состоялся наутро 12 ноября в 11:20. При этом, утверждают авторы расследования, они умышленно исказили информацию об обстоятельствах гибели Бондаренко.

Голос Балабы: — Руслан, смотри задача какая. Сейчас нужно будет… Ну, давай с тобой по порядку проговорим. Просит следствие быстро вас опроситься. Ну, так как ты мне докладывал, да: там ситуация, получили вызов по 102, несли службу там-то и там-то, подъехали, увидели тело, которое там в районе остановки… где вы его там забрали, в районе остановочного пункта, б***ь? В невменяемом состоянии, оценили ситуацию, приняли решение: думали, что находится в состоянии алкогольного опьянения. Доставили в центральное районное управление, передали, убыли нести службу дальше. Вот, несколько там, не рассусоливая так, как было на самом деле. Понятно? Сам и с тобой пару человек. Но это нужно сделать очень оперативно. Подумай, во сколько все ты это сможешь сделать.

Голос Кулешова: — А куда ехать, в городской?

— Мне звонил замначальника следствия города.

— В городской, да. Я понял. А с кем связаться там, к кому обращаться?

— Ты мне уточни, во сколько ты будешь готов. Я сейчас наберу ему и скажу — во сколько вы подъедете. К часу успеете?

— Я сейчас на базе, пару человек подыму. Да, к часу успеем, успеем.

Вечером того же дня (в 22:24) Кулешов якобы звонит Балабе и рассказывает, какие именно он давал показания:

Голос Балабы: — Еще раз расскажи, как ты давал показания.

Голос Кулешова: — Несли службу в Центральном районе. Примерно в 22:30 поступило по станции «Визит», что драка на Червякова, 60. Выбыли туда, крутанулись по месту, драки не обнаружили. Там увидели, УАЗик милицейский ездил и потом, назад когда уезжали, увидели: тело лежит. Подошли, посмотрели — человек без сознания, запах алкоголя чувствовался, ну храпел, как будто спал. Ну то есть как, ну реально как будто он там пьяный был. Все, связались с ОДС нашей, а они связались с «Брестом». «Брест» дал команду доставлять в Центральный. Завезли в Центральный, центральники вызвали скорую — все, мы уехали.

— Все понятно. Единственное, что здесь сделать — конечно, надо было подснять. В любом случае все время надо снимать. Уже сколько мы с тобой на эту тему общаемся. Хорошо, все ясно. Все, вопросов нет. Так и общаемся дальше. Есть. Давайте.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!