Два года назад в Беларуси прошли выборы, которые разделили на «до» и «после» жизни многих беларусов, даже тех, кто был против перемен. Сегодня беларусы в соцсетях начали массово вспоминать этот день — кто-то рассказывает новые детали того 9 августа, кто-то грустит, а некоторые по-прежнему верят в перемены и призывают не сдаваться. The Village Беларусь собрал важные истории, эмоции и мнения беларусов.


Игорь Ильяш

Политобозреватель

— Наступает вторая годовщина августовских событий 2020 года и это хороший повод признать то, что в действительности стало очевидно после 24 февраля, но при этом должным образом до сих пор не было проговорено. Вместо споров о том, кто и какие ошибки совершил два года назад (а их, безусловно, было не мало), мы должны честно признать: в 2020-м у белорусов не было ни единого шанса. Абсолютно. Потому что рядом была путинская Россия, которая готовилась к большой войне.

Полномасштабное российское вторжение в Украину встроило события в Беларуси 2020-го в тот глобальный контекст, которого в полной мере никто два года назад понимать не мог. Мы думали, что массовые протесты и беспрецедентный террор — это всё-таки сугубо белорусская история. Да, разумеется, фактор России никто со счетов не сбрасывал. Любой, кто разбирался в политике, понимал, что угроза прямой российской интервенции в Беларусь вполне реальна. Тем более, что Лукашенко еще 15 августа договорился с Путиным об оказании силовой помощи «при первом запросе», а тот сразу сформировал для этой цели «резерв силовиков». Но всё же мы рассуждали о подобной угрозе в категориях вероятности, а не неизбежности. То есть мы пытались анализировать, в каком случае это может произойти, что может удержать Путина от такого решения и какую цену он готов заплатить за сохранение Лукашенко у власти. 24 февраля дало однозначный ответ на этот вопрос: в 2020-м, с учетом прямого запроса Лукашенко, Путин бы пошел на это в любом случае и заплатил бы за подобное решение любую цену. Человек на тот момент уже всерьез готовился к наступлению «нового мира», он планировал развязать крупнейшую на континенте войну со времен Второй мировой — перед лицом таких задач цена вопроса вообще не имела значение.

Когда в августе 2020 года Путин говорил о «резерве силовиков», он подчеркивал, что в Беларусь их направят только если протестующие перейдут «определенные границы», начнут «поджигать дома, банки, пытаться захватывать административные здания». Но на самом деле это бы произошло даже если бы победил исключительно мирный протест (такая победа в период с 14 по 23 августа была вполне реальна). В этом случае Москва реализовала бы сценарий Чехословакии-68, но только с гораздо большим количеством жертв. Ну а если бы протест был не мирным, то была бы Венгрия-56 с тысячами убитых в уличных боях и казненных после их завершения.

В 2020-2021 годах сверх осторожная (а порой даже заискивающая) риторика лидеров демократических сил в отношении России строилась именно на иллюзии, что Путин не станет защищать Лукашенко любой ценой. Казалось, что если не злить Кремль, если пообещать сохранение геополитического статус-кво, если выглядеть достаточно лояльными, то Кремль еще может встать на сторону оппонентов режима. Но это было наивное заблуждение. Правда заключается в том, что Кремлю не был нужен здесь лояльный лидер. Кремлю не нужен был в Беларуси даже откровенно пророссийский лидер. Ему нужна была здесь выжженная земля, по которой пойдут танки. А это мог обеспечить один и только один человек. Так что тут вариантов просто не было.

Значит ли это, что массовые протесты были бессмысленны? Я не стану сейчас рассуждать о влиянии 2020 года на формирование политической нации и гражданского общества в Беларуси (а влияние это огромно). Я только напомню одну простую истину: если человек отстаивает свой моральный выбор, если он поступает по совести, то такой поступок априори не может бессмысленным. Он самоценен.

Какие из всего этого следует сделать выводы? Ровно два, но очень важных.

Во-первых, следует бросить любые споры о том, кто и какие ошибки совершил в 2020-м году. Ошибок в 2020-м было много, но не они завели страну туда, где она находится сейчас. Ее завели сюда ошибки 90-х и 2000-х.

Во-вторых, как бы это парадоксально не звучало, сейчас у беларуского общества больше шансов на перемены, чем в 2020-м. Война против Украины истощает силы России, а значит у Кремля становится все меньше возможностей держать Беларусь под контролем. А значит Беларусь в скором времени окажется перед историческим окном возможностей, которого в 2020-м, как постфактум выяснилось, у страны не было.

Помогите нам выполнять нашу работу — говорить правду. Поддержите нас на Patreon

и получите крутой мерч

Обсудите этот текст на Facebook

Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!

Обложка: Евгений Ерчак /EPA /ТАСС