С начала кампании по выборам президента Беларуси прошло пять месяцев. За это время действующая, но не признанная власть показала, что преград (в том числе снизу, со стороны дна) для нее нет, и день за днем, неделя за неделей доказывала это на деле: «хапуны», аресты, стрельба, гранаты, обвинения в терроризме. The Village Беларусь вспомнил, что уничтожили власти за это время.

Очевидно, что на первых местах в этом списке уничтоженных будут нематериальные ценности: свобода слова, свобода собраний, закон, конституция, здравый смысл, права человека и все то, что проходят еще в школе на скучных уроках «Чалавек і грамадства». Но мы перечислим то, что можно (было) потрогать, воспользоваться, посетить. То, что в Минске создавалось годами и что делало его уютным, приятным, современным и интересным.

Купаловский театр

В пятницу 14 августа директор Купаловского театра Павел Латушко пришел к участникам мирной акции на площадь Независимости и высказался о недопустимости насилия, а через два дня снова пришел на митинг и снова высказался против жестокости властей. Результат — уже на следующий день его уволили из театра.

Через два дня в театр нагрянули силовики и начали конфисковывать документы, а сотрудников не пускали внутрь. Еще через два дня театр ушел на простой, а сотрудники театра написали 80 заявлений на увольнение. Неделю спустя стало известно: уволились 58 человек, из них 36 — актеры, ушли все режиссеры. К началу сентября уволился знаменитый актер, народный артист Беларуси Виктор Манаев, а также народный артист Беларуси Александр Подобед, актеры Евгения Адаменко, Марта Голубева, Диана Каминская и Николай Кучиц. В труппе осталось всего 15 человек, играть буквально некому.

С тех пор в театре стали устраивать совсем другие представления — например, выступление «Харошек» или концерт Финберга, на который пришли всего десять зрителей.

Также отметим, что прошли увольнения в Оперном театре, Республиканском театре Белорусской драматургии, в Гродненском драматическом и других — но такого массового ухода, как в Купаловском, там еще не случилось. Иронично, что как раз в это время отмечается 100 — летие Купаловского театра, а по городу установлены биллборды с поздравлениями.

Наши любимые кафе и рестораны

В среду 16 сентября многие столичные магазины, кафе, студии объявили, что не будут работать в знак солидарности. И Генпрокуратура тут же объявила, что, оказывается, тем самым были нарушены «режим нормальной работы предприятий, права граждан на получение услуг и права наемных работников». И пообещали привлечь виновных к ответственности. Правда, тогда массовых репрессий не последовало.

На днях ситуация повторилась. В понедельник, 26 октября, истек срок народного ультиматума, который Светлана Тихановская предъявила Александру Лукашенко. По всей стране начали бастовать государственные заводы. Бастующих поддержали и столичные студенты, которые, несмотря на разгон силовиков, вышли на проспекты и двигались колоннами к центру. Частный бизнес тоже поддержал забастовки. Закрылись частные кафе, рестораны, магазины, студии, бары, кофейни, кондитерские, тренажерные залы.

А позавчера и вчера от властей «прилетела ответка». Проверки от санстанции пришли в кафе и рестораны, которые бастовали в понедельник. Официальная причина проверок — коронавирус. Некоторые из них закрыли. Раньше все было нормально, а сейчас нашли к чему придраться, — типичная картина для бизнеса в Беларуси. Например, приостановили работу кафе, которое делала БЧБ-шаурму.

Сейчас заведения Tapas Bar, Svobody 4, Post Bar, O’Petit и «Пересмешник» закрыли на три месяца. По другим заведениям («Умами», Brioche Bistro, Bro Bakery, Domino’s Pizza, «Пицца Лисицца») точных дат нет: закрыты — и все.

Ах да, еще власти умеют уничтожать кафе и рестораны буквально, физически. Ведь многие собственными глазами видели, как глава ГУБОПиК Николай Карпенков лично разбивает дубинкой витрину кофейни, чтобы вытащить оттуда посетителей.

Ulej и MolaMola

Когда банкир Виктор Бабарико заявил о решении выдвинуться кандидатом в президенты, власти начали копать под него со всех сторон. Так, 11 июня прошли обыски в головном офисе Белагазпромбанка и связанных с ним организациях — в офисе страховой компании «Кентавр» и компании «ПриватЛизинг». В отношении некоторых сотрудников Белгазпромбанка ДФР Госконтроля возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 243 «Уклонение от уплаты налогов и сборов в особо крупном размере» и по ч. 2 ст. 335 «Легализация средств, полученных преступным путем, в особо крупном размере».

А на следующий день Белгазпромбанк расторг в одностороннем порядке контракт на обслуживание площадки MolaMola -это фандрайзинговая платформа, запущенная с помощью краудфандинговой платформы Ulej.by, чьим финансово-технологическим партнером был Белгазпромбанк. Сооснователи площадки — Антон Мотолько и Эдуард Бабарико — сын экс-главы Белгазпромбанка Виктора Бабарико.

Через MolaMola и Ulej собирали деньги на помощь медикам: закупку масок, лекарств, антисептиков, респираторов, кислородные концентраторы, ссобойки врачам и так далее.

Еще через пару дней, 18 июня, задержали самих Виктора и Эдуарда Бабарико — они до сих пор находятся в СИЗО КГБ. А в июле совладельцы MolaMola наконец-то получили официальный ответ о причинах блокировки/ареста счетов от Департамента финансового мониторинга КГК. Причина такая: «Приостановлены в соответствии со статьей 11 закона 165-3: о мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения».

Галерея «Ў» и «Ў бар»

Мы подробно рассказывали: 28 июля сооснователя Галереи «Ў» Сашу Василевича вместе с Евгенией Сугак, главным редактором The Village Беларусь, задержали в здании КГБ, когда они пришли подать ходатайство за Виктора Бабарико. 30 июля суд признал, что Саша участвовал в массовом несанкционированном мероприятии возле здания КГБ с 17:10 до 17:30 и кричал: «Свободу Бабарико!» и присудил ему 14 суток ареста. А через пару дней появились доказательства того, что Саша никак не мог выкрикивать лозунги у стен КГБ, потому что его там не было в то время. Но это ни на что не повлияло, и Саша отсидел все 14 суток.

А спустя месяц после первого задержания, 27 августа, ему предъявили новое обвинение. В тот день в офис его компании Vondel/Hepta пришел с обыском Департамент финансовых расследований Госконтроля. После этого обыск также прошел дома у Александра Василевича; в офисе диджитал-агентства Red Graphic, которым владеет жена Василевича Надя Зеленкова, в квартире директора KYKY Саши Романовой, в галерее «Ў», в квартире галериста Валентины Киселевой. Саша по-прежнему содержится в СИЗО на Володарского и признан политическим заключенным.

А вчера стало известно, что галерея «Ў» и «Ў бар» закрываются из-за смены партнеров.

Закрытие проекта связано со сменой партнеров: из числа акционеров юридических лиц выходят Валентина Киселева, Анна Чистосердова, Александр Василевич и Надя Зеленкова. Валентина — сооснователь проекта, управляющий партнер, директор и куратор галереи. Анна — сооснователь, управляющий партнер и арт-директор галереи. Александр — один из инициаторов и сооснователей проекта, Надя присоединилась к команде галереи в 2010 году в качестве директора по развитию, а позже стала одним из партнеров. Один из основателей и партнеров Галереи «Ў» и «Ў бара» — Валентин Лосев — продолжит свое участие в новом проекте на Октябрьской, 19.

Галерея начала работу в 2009 году в помещении на Независимости, 37а и фактически стала один из главных центров культурной жизни Минска. В 2018 году «Ў» переехала на Октябрьскую, 19 и демонстрировала в своих стенах масштабные выставки беларуского и международного современного искусства.

Новый состав партнеров будет развивать пространство на Октябрьской, 19 под брендом «Вершы». Под этим именем будет работать и бар, и культурное пространство. Выставка «Трогательная дистанция», стартовавшая в Галерее современного искусства «Ў», продлится уже в пространстве «Вершы».

Галерея «Арт-Беларусь» с шедеврами Шагала и Сутина и культурный хаб Ok16

У Белгазпромбанка была корпоративная коллекция живописи — сотни полотен в галерее «Арт-Беларусь». С 2011 года банк за свои деньги выкупал их на аукционах и возвращал в страну. Ведь до этого на родине Шагала не было ни одной картины Шагала. Например, «Влюбленных» Шагала выкупили за 650 тысяч долларов, его же «Лунатика» — за 341 тысячу долларов, а «Еву» Хаима Сутина — и вовсе за 1,8 миллиона долларов. Это меценатство банка высоко ценилось государством, в честь возвращенных картин выпускали марки и открытки, на БТ показали фильмы.

И когда взялись за Бабарико и сам Белгазпромбанк, то дотянулись также и до галереи. В выпуске теленовостей на БТ рассказали, что из коллекции изъяли полторы сотни картин общей стоимостью 20 миллионов долларов. На кадрах оперативной съемки видны полотна Марка Шагала, Хаима Сутина, Леона Бакста, Осипа Любича, Файбиш-Шраги Царфина и других.

 — Есть информация, что их готовили к срочному вывозу из страны. Впрочем, истинная стоимость данных активов может быть выше, можно только представить, за сколько они могли быть проданы на аукционах.

Причем банкиров стали обвинять в том, что картины-то в Беларусь привезли, а государству так и не отдали — оставили у себя, в частной собственности. Зачем надо было привозить в страну многомиллионные шедевры, чтобы потом их вывезти, следствие и БТ не смогли объяснить. Но дали понять: картины в частной собственности — плохо. Ведь художники-то беларуские, и, значит, их работы должны принадлежать беларусам (то есть, государству), а не толстопузам-банкирам.

Галерея «Арт-Беларусь» работает до сих пор, но, конечно, уже без жемчужин своей коллекции. А простые беларусы тем временем раскупили на почте марки с картиной «Ева», которую отпечатали еще в 2015 — м и заказали футболки и байки с ее изображением.

Также отголоском кампании против Бабарико стала приостановка работы культурного пространства «Ок16», арт-директором которого является глава его избирательного штаба Мария Колесникова.

IT-бизнес

Нет, конечно сразу все айти в стране не уничтожить даже Лукашенко с Караевым, Карпенковым и Кубраковым. Но все же власть очень старается.

Началось все примерно тогда же, когда завертелось дело Белгазпромбанка и когда выяснилось, что депозитные ячейки были вскрыты силовиками, а ценности изъяли, «чтобы подшить к делу». Сильный удар по IT-бизнесу нанесли в день выборов, когда отключили и «придушили» интернет почти на трое суток. Тут вечер, в Америке утро, в офисах компаний сотни и тысячи онлайн-митингов — а связи нет. Или есть — но такая, что лишь коротенькие сообщения в мессенджерах просачиваются, а онлайн-видео или хотя бы голос — нет. Как тут вести бизнес с иностранными партнерами, если в одной IT-стране, оказывается, умеют рубильником отключать весь интернет?

Потом случился обыск у компании PandaDoc, совладелец и директор компании — Микита Микадо — ранее предлагал систему помощи силовикам, которые готовы уволиться из правоохранительных органов. Сотрудники ДФР опросили более 100 работников, семерых задержали для допроса, четверых арестовали: их обвинили в том, что, используя свое должностное положение, те завладели денежными средствами в размере около 107 тысяч беларуских рублей из бюджета, причинив тем самым ущерб государству. Арестованным предъявили обвинение: им грозит до 10 лет тюрьмы. По БТ сказали, что PandaDoc спонсировали женские марши протеста.

Компания заявила, что готовится «основать альтернативу ПВТ вне Беларуси». Но к тому времени уже многие компании задумались о переезде. К концу августа в состоянии полного релокейта находились 12 IT-компаний, еще 59 находились в процессе частичного переезда; основные направления — Польша, Литва, Украина. Всего около 200 компаний начали искать возможности уехать из Беларуси. К концу октября 17 компаний собрались переехать в Латвию. Вчера стало известно, что EPAM открывает новый офис — но не в Беларуси, а в Вильнюсе, куда наймет 600 человек.

С таким подходом к IT не стоит удивляться, что хакеры «кладут» на две недели сайт самого МВД и других госучреждений.


Подпишитесь на наши Instagram и Telegram!


Текст: Александр Лычавко

Обложка: DynamicWang


Обсудите этот пост на Facebook