Мы ввели необязательную рубрику «Как я провел лето». В ней минчане пишут для нас школьное сочинение, где рассказывают про лучшие воспоминания этого лета. Сегодня ресторатор Вадим Прокопьев делится историей про свой идеальный уикенд.

Субботний вечер. Одинокая вилла на берегу озера, пригород Стокгольма. Дорого. Ничего кричащего. Парадная лестница с балюстрадой, газон, вид на воду, ничто не оскорбляет взор. Официанты в накрахмаленных кителях с погонами и шампанским на подносах выстроились вдоль дорожки. Агенты службы безопасности в темных очках переговариваются в рукав. Три больших автобуса причаливают на стоянку. Из автобуса выходят Дональд Трамп с Меланией, понтифик, Гомер и Мардж Симпсоны, Шахерезада, Хагрид и Гарри Поттер, человек-дорожный знак, американский турист с круизного лайнера, все семейство Marvel, аватар, офицеры шведской королевской гвардии 19 века, cowboy girl, сбежавшая невеста, трансвестит из варьете, обезьяна, индейцы, волк с Красной шапкой, шейх, стюардесса Panam, мушкетер, полицейский, морячок, попугай какаду, ваш покорный слуга с рожками из пластического грима на лысом черепе и мефистофельским макияжем и подельница — улучшенная копия Мерилин Монро. Как на знаменитой фотографии, где платье цвета слоновой кости задрано потоками восходящего воздуха из вент-решетки Нью-Йоркского сабвэя.

300 человек. Стокгольм дерется за билеты. Crème de la Crème. Друзья короля, актеры, рекламщики, политики, королевы красоты, фэшионисты, socialite, поэты, музыканты, ветхий промышленный магнат с молодой тайской женой, несколько веселых безработных, остеопат, гадалка. В приглашении значится: Summer Party 2019. Dress-code: from the darkest corners of your wardrobe. Ни одного повторяющегося костюма. Ни одного гостя без костюма. Я здесь второй раз, мисс Мерилин — первый. Мы друзья шведского дипломата, с которым познакомились в «Bistro». Шестеро барабанщиков на специальных пятиметровых мачтах качаются над красной дорожкой по трое с каждой стороны, то сближаясь то удаляясь друг от дружки. Под бешеные бразильские ритмы фриковатая толпа, пританцовывая, направляется в банкетный павильон на берегу озера.

На столах печенья с предсказаниями, раки, креветки, устрицы и лобстеры во льду, луковый киш, провансальское розе, море аквавита всех вкусовых оттенков. На сцене хозяин вечеринки, нестареющий эксцентричный миллиардер, и трое его взрослых сыновей объявляют приз за лучший костюм — путевку на Мальдивские острова. Мы с мисс Монро и весь наш столик болели за Симпсонов. Какая боль — на Мальдивы летят персонажи из «Аватар». Чокаемся аквавитом, кричим «skol!», не забываем по шведской традиции посмотреть в глаза каждому не только до, но и после рюмки. Диджей поднимает градус, развеселая толпа, напевшись местных песен (меню песен на столе, слова никто не подсматривал, никакого караоке) вскакивает со стульев и веселым паровозиком устремляется в нирвану. Studio 54 и Great Gatsby в одном флаконе.

Тяжелое, но приятное похмелье. Короткий сон. Не сумев смыть макияж, мчимся в такси в аэропорт. В Юрмале музыкальный фестиваль симфонических оркестров. В Минске казалось хорошей идеей — если уж в Стокгольме, то почему не Юрмала, рядом же. Теперь мы уже не уверены, но билеты куплены, гостиница заказана. Я давно тут не был. Ассоциации плохие: попсовый фестиваль «Новая волна», вымученный юмор КВНа, советская «заграница». С другой стороны приятные воспоминания тоже есть — старые элегантные двухэтажные дачи в густом сосновом лесу, хороший винный магазин.

Добравшись до отеля, бежим в соседний ресторанчик, гасим обильным бранчем Стокгольмское похмелье, с гордостью обнаруживаем на стенах ресторана картины минчанки Даши Лойко. Избыток впечатлений вчерашней ночи, воздух с моря, смешавшийся с запахом сосен, усталость и сытость делают свое дело — засыпаем мгновенно. У концертного зала «Дзинтари» толпа. Опаздывать нельзя -не пустят до антракта. Много приятных, умных и приветливых лиц. Неожиданно хорошо одетая публика. Пробираясь к местам, встречаем знаменитых земляков –редактор минского The Village Женя Сугак, Юрий Зиссер, Мария Гвардейцева. Le Petit Monde! Гаснет свет, и под ритмичные аплодисменты на сцену фестиваля Riga Jurmala поднимаются музыканты Израильского филармонического оркестра.

Фото: Pauls Zvirbulis

Одухотворенные лица, живые глаза. На сцене появляется дирижер, суперзвезда и мировая знаменитость — Зубин Мета. Дирижеру 83 года, он будет руководить оркестром сидя и планирует закончить карьеру уже в этом году. Пианистке 32, ее зовут Юйцзя Ван и она такая же суперзвезда, как и дирижер. Читаем про нее в Financial Times: « Техническая легкость ее игры, спектр оттенков и необузданная мощь всегда были удивительны». Мы с Александрой никак не относимся к знатокам классической музыки или даже к подготовленным слушателям, но понимаем, что попали сразу на представление высшего мирового класса. Три в одном: один из самых титулованных оркестров, один из лучших дирижеров 20 века и пианистка, которой критики ставят 6 баллов из 5.

Фото: Pauls Zvirbulis

В зале «Дзинтари» нет боковых стен, слева и справа вы видите сосновый бор, при этом на удивление хорошая акустика. Никакая совершеннейшая аппаратура high end класса не даст вам таких ощущений. Сначала вы концентрируетесь на деталях, нарядах, устройстве освещения и интерьера, эмоциях на лице дирижера. С нашего места не видно китайской пианистки, видно только, как драматически взлетает ее шевелюра. Уже через 15 минут посторонние мысли улетучиваются, вы забываете думать про завтрашний день, про то, насколько удобно вы устроились в кресле, про размер талии арфистки, про то, что музыкант на литаврах не произвел пока ни одного звука, про то, кто из селебритис находится в зрительном зале, кто у них мужья и жены. Вы растворяетесь в музыке. Рахманинов и Берлиоз. Время остановилось. Чистая эмоция. И вот антракт, пользуемся привилегиями специального браслетика — для нас ледяное игристое и необременительные разговорчики с местной и приезжей знатью. Еще раз отмечаем, что публика очень стильно одета, будто в антракте в Лондонском Альберт холл, а не в курортной Юрмале.

Второе отделение проходит на одном дыхании. Овации стоя. Счастливые лица зрителей. Дирижер Мета ставит последнюю точку — легкий лирический Штраус на бис. Круто. Сосновый воздух по-прежнему теплый, игристое по-прежнему ледяное. В застенчивых людях с бокалами узнаем героев — музыкантов вечера, но уже без смокингов. Организаторы лавируют между столиками, представляют гостей и музыкантов друг другу и сулят в следующем августе фестиваль еще лучше. Куда уж лучше?

Фото: Reinis Oliņš

Следующим утром обещанная экскурсия по Риге. Экскурсовода посоветовали знатоки. Едем втроем — Саша, я и Юрий Зиссер. Все так и есть. Обаятельнейшая дама по имени Лара пополнила мою небольшую коллекцию людей-рассказчиков от бога. Она обожает свой город, знает происхождение каждой архитектурной завитушки, историю каждого дома, судьбу каждого местного героя. Она как джазовый пианист отвлекается от основной темы, импровизирует, возвращается снова, меняет ритм и тембр. Лара — фонтан, кладезь нужных и ненужных знаний. Она напоминает мне моего покойного друга Андрея. Юрий Зиссер проявляет себя эрудитом, но как отличник в школе, ждет похвалы. Ларе не сложно, ей приятно. Она сыплет сведениями про местный университет, где любители могут по четвергам поиграть на органе. Лара не знала, что у Юрия есть эксцентричное увлечение — органная музыка и все, что связанно с этим инструментом, он и сам играет. Просим Лару рассказать про мой любимый югендстиль — лучшее в рижской архитектуре.

Лара подводит нас к дому Сергея Эйзенштейна — мировой знаменитости, уроженца Риги. На него молится весь Голливуд. Его творчество родом из сложного детства. Отец кинорежиссера Риге хорошо известен: действительный статский советник, увлекался теннисом, верховой ездой, литературой, отличный рисовальщик и опытный дуэлянт, он имел 40 пар туфлей для выходов в театр. Но женился в отместку и неудачно. Его не любила жена, мать кинорежиссера, и униженный ее изменами, он вымещал горе на архитектуре. Современники возмущались и называли Михаила Эйзенштейна «безумный кондитер». На одном из фасадов на улице Элизабетас балюстрада верхнего этажа пощечиной бьет в лицо гигантской гневной женской маске, ее сходство с женой Михаила Эйзенштейна очевидно.



Экскурсовода Лару нельзя остановить. От нее можно только скрыться.

Фото: Elizabates iela 10b

Мария Гвардейцева, в прошлом минчанка, основательница агенства PRCI, позвала нас обедать. Красивый особняк в Юрмале. Современная живопись на стенах подобрана со вкусом. Бутылочка Blanc de Blancs, прекрасно исполненная белая рыба. Смешные пытливые детки, сладости, арбуз, запредельно пушистый кот, которого хочется стричь как овцу. Мария — ходячая реклама семейного благополучия. Таких на обложку. Мы так никогда не сможем.
Нам и не хочется. Хорошие выходные. Кто бы мог подумать, что Юрмала оставит эмоций не меньше Стокгольма. Выпьем завтра в Pelican, будем вспоминать a perfect weekend.


Обложка: Александр Обухович, журнал «Большой»


Обсудите этот текст на Facebook