Сегодня мы написали о новом проекте беларуских феминисток — челлендже «Дама удобная в быту». Это отсылка к фразе журналиста «СБ» Дмитрия Крята, который сказал про журналисток, задержанных по «делу БелТА»: «Может, они вполне себе симпатичные дамы и весьма приятные и удобные в быту».

Чтобы поучаствовать в челлендже, нужно было рассказать историю из жизни, когда женщина чувствовала дискриминацию только потому, что она — женщина, и сопроводить ее хэштегом #дамаудобнаявбыту.

Кроме того, организаторы планируют распространять портреты известных женщин, без которых невозможно представить современную Беларусь, а также доводить до людей цифры, показывающие социальное и экономическое положение женщин в Беларуси.

Собрали для вас истории женщин из соцсетей.

Евгения Долгая

 Ссылка

Училась значит я с 9 по 11 класс в лицее г. Борисова в физмат классе. Девочек и мальчиков было поровну — по двенадцать человек.

Одиннадцатый класс, эйфория последнего звонка и борьба за аттестат. И тут, значит, вызывает меня к себе наш физик и говорит, что в аттестат мне пойдёт семь баллов, а не восемь

«Потому что вон Паше восемь, дык он жа пацан!он может применить свои знания! Вас же не сравнить! А ты родишь троих и забудешь даже, что такое импульс гыгыгы. Долгая, ну что, поняла? Какая физика? Ты ж не пойдёшь в программисты! Что там тебе нравится? Я вон видел, как ты вальс танцевала, может на пляски какие пошла бы. Что тебе ещё интересно?»

Стоит Долгая, давится от обиды и тихо отвечает, мол, журналистика еще нравится и литература, и математика. Зачем я ему тогда отчитывалась — хз, мне было всего 16 и спишу это на возраст.

Физик, похожий на Игоря Верника, как стуканет по столу: «Воооот! Вот! Можешь писать про рецепты какие! Ты ж вроде такая,болтливая, про детей там пиши. А физика — это же пацанское дело. Тут мужчины могут разобраться только. Я тебе кстати единицу поставил, за то, что пошла репетировать вальс». Ну, что ж делать, семь так семь. И Паша же тот самый мой партнёр по вальсу...

БНТУ. Предмет «Электротехника», преподает невысокий мужичок лет 65, резвенький такой, любитель старперских анекдотов и шутеек за 300. Первая лекция. А в группе практически все девушки учились, которые еще как могли в математике, физике, химии и прочих дисциплинах. Так вот, первая лекция. Заходит этот самый мужичок с фамилией Мороз и говорит «Испокон веков бабы не могут разобраться в электрических цепях. Поэтому просто приходите красивыми ко мне и женственными». Помню, как подсел к нам на лавочке и говорит мне «Евгения, а вы изменяете своему молодому человеку? Вы предпочитаете щи из кислой капусты или из свежей? Помните, что свежая капуста всегда вкуснее, хоть и менее полезна». Подмигнул с намеком, что его капуста еще свежа.

На приеме документов в магистратуру пришлось еще и отвечать на вопрос: «Милая девушка, зачем вам это? Вы для этого накрасили губы так ярко?».

На программировании, несмотря на то, что у меня все получалось, одногруппник написал вечерком в вконтактике «Ты знаешь, у тебя все равно мозги работают не так быстро, это наверное из-за мыслей о размножении. Ничего, ты же женщина, тебе простительно». Ей-богу, чуть не расплакалась от такой заботы.

Работа в БГУИРе. Коллега, молодой преподаватель пишет «Евгения, вы упали в моих глазах. С одной стороны я вас уважаю, а с другой — уже нет. Зачем вы пошли в журналистику? Я читаю ваши тексты и не понимаю, зачем бабе это все нужно?»

А дама я совсем в неудобная в быту: поспать люблю, выпиваю иногда, готовить тоже такое себе.

Всем уважения.

Antonina Stebur

 Ссылка

Мне действительно повезло с родителями, которые никогда запрещали бить коленки, лазать по деревьям или отказывались покупать луноход или набор для строительства, сдабривая назидательным «ты же девочка». В моей семье, к счастью, мыл посуду и готовил не тот, кто носит юбку, а тот, у кого в этот момент было свободное время, либо мы занимались домашними делами все вместе. Потому я так отчетливо помню свой первый случай явной гендерной дискриминации. Я только поступила на философский факультет, который мне представлялся средоточием свободомыслия и бесконечного чтения, а все преподаватели казались, по меньшей мере, небожителями. И вот одним из первых предметов у нас был курс по древневосточной философии, который читала заслуженная профессор с неисчислимым количеством регалий. На втором занятии, стоя лицом к аудитории, где из 54 человек 44 были женщины, она изрекла, как ей казалось, жемчужину мысли: «Всем известно, что женщина-философ, — сказала она, — это, как морская свинка, и не свинка вовсе и в море не живет». В первые доли секунд я не поверила своим ушам, очевидно, что мое сознание сопротивлялось, каждой клеточкой своей несформировавшейся психики, принять или каким-то образом переварить то, что было сказано. Я почувствовала себя человеком второго сорта, которая занимает место божественного философа-мужчины наделенного всеми качествами гениального мыслителя от природы, а я лишь бледная тень на стене, заслоняющая свет его сверхчеловеческой рефлексии. Сама возможность, что кто-то мог — он или она здесь не имеет значение — сказать такую фразу, была для меня вопиющий. Я прекратила ходить на занятия по восточной философии, появившись лишь на зачете по предмету.

Юлия Чернявская

 Ссылка

То, что молодых замужних женщин не хотели брать на работу («а потом вы решите пойти в декрет») — это было абсолютным и безоговорочным фактом моей — и не только моей — жизни. Странно было, когда как раз брали.

Намечу штрихами не главное, а что вспомнилось, может даже сущие мелочи.

Только пойдя работать в школу по распределению, поняла, каким мужеством обладала наша классная Н. С. Алукер, ходившая на работу в брюках. Никаких брюк. Волосы (у меня были до плеч) заставили убирать в пучок (он, конечно, рассыпался). СШ № 91, директор — женщина.

Коллега-профессор, предельно интеллигентный с виду, — мне, тогда молодому преподавателю, получившему дозу хамства от его студента-любимчика: «Он очень талантливый, потому имеет право. И он мужчина, а то бабы науку обсели». (Помню, как я, выйдя в пустую аудиторию, молотила кулаком по столу).

Перед затянувшейся на три года защитой диссертации женщин-коллега говорит грустно: «Ну, вы ж знаете, как они эти вопросы решают — в баньке, под рюмочку, в своей мужской компании, потому так быстро защищаются».

То, как это поддерживают сами женщины.

Четверка по зарубежной литературе (на моей родной кафедре!) — профессор Тимофеева: «Да, вы отвечали на "пять", но я в вас разочарована: вы выскочили замуж, значит, наука вас не интересует. И четверки с вас достаточно».

Мне, молоденькой учительнице литературы, — чуть старшая учительница математики: «Для меня главное — унитаз. Унитаз — лицо хозяйки».

А недавно, на одном из мероприятий в Швеции, дама-профессор сообщает изумленной аудитории: «Я вам как социолог говорю: женщине без мужчины никак».

При этом большинство мужчин на протяжении всей моей жизни никак не давало мне понять, что умом, способностями и интересами я ниже, чем они.

Ольга Гоа

 Ссылка

Было крайне мерзко читать, когда «журналист» из СБ написал такое про задержанных журналисток. Реально, как может человек в 2018 году, в принципе, использовать такие категории?!... Но думая об этом дальше, я поняла, что то же самое имеют ввиду и другие, просто обычно говорят это более завуалированно, и это не так грубо считывается, но суть одна.

Что, например, слышала я? «Ты же девочка!» мне говорили по любому поводу, будь то, прическа, одежда, род занятий, осанка, походка, да что угодно...И чем это «ты же девочка» отличается от «удобных в быту дам»?! Да ничем! Разве что есть отсылка к возрасту, что говорит лишь о том, что претензии к тебе и дискриминация будут сопровождать тебя всю твою жизнь.

Идём дальше. Я вожу автомобиль! И да-а-а, этим все сказано. Даже мои близкие подруги, которые за феминизм, иногда позволяли себе комментарии типа, «спорим, это тетка за рулём?!». Настолько сексизм прочно засел в нас, что нам надо постоянно проводить внутреннюю ревизию и искать эту заразу в себе... А зачем? Я думаю так.

Все эти сексистские шуточки — прибауточки, гендерные стереотипы и мифы поддерживают культуру изнасилования. Прямо сегодня прямо здесь. Удобные в быту — это и про кухню, и про спальню, и про детскую, и про что-то неживое. А значит не нуждающееся в эмпатии.

Когда вам кажется, что какая-то девушка «не такая», «ненормальная», «неудобная», «ТП» или «шлюха» и когда вы это транслируете не у себя в голове, а публично, это значит, что вы выстраиваете иерархию между собой и другой человеком, принижая ее достоинство. И я, работая в убежище для женщин, пострадавших от насилия, вам скажу, что может произойти после ваших слов! Ваш знакомый/брат/друг услышит ваши слова о ней, о том, какая она «шлюха» и через час после разговора с вами, со словами «ну всем же даёшь!» ее изнасилует. И, возможно, вы даже не узнаете, какую роль сыграли в преступлении, ведь в милиции и среди следователей много специалистов, которые думают «сама виновата».

В том, чтобы быть удобной, нет ничего приятного и безопасного, мы же знаем, что агрессору нужен просто повод.

Анастасия Жаврид

 Ссылка

Я не удобная.

Потому что прежде всего я внимательна к себе: своему настроению, своим желаниям, своему состоянию. И имею смелость заявить об этом (да, для этого нужна смелость, потому что с детства даже возможность заявить у нас, женщин, отбирают). Меня учили быть удобной — мыть полы, посуду, готовить в нашей семье считалось «священной» обязанностью женщины. Учили, что молчание — «золото» (тут уже и школе спасибо). Что мальчики направо, девочки — налево. Что дергает за косички, ставит подножку — значит ты ему нравишься. Что про месячные говорить стыдно. Что глубокий вырез на платье или короткая юбка может плохо закончится «вдруг он не сдержится». А ещё вот это вот прекрасное «да ты баба с яйцами». Я вас умоляю. То, что я смелая, умная и сильная как раз доказывает, что «яйца» тут ни при чём.

Я не удобная в быту и никогда не стану удобной.

Но я готова к партнёрству и честному разделению ответственности.

Надежда Путято

 Ссылка

Мне кажется, что у меня с детства мини-противостояние фразе #дамаудобнаявбыту или «ну ты же девочка». Поэтому присоединяюсь к челленджу и расскажу две истории (почему-то про оценки, но как вышло).

История 1. Мне 12 лет, 7 класс, первые уроки информатики.

Лирическое отступление: я с детства была книжным наркоманом. Читала все, что было под рукой. Знала по именам всех библиотекарей. Пряталась от родителей с книгами — ибо запрещали читать. И я пропустила тот момент, когда все стали интересоваться компьютерами, начали просить у родителей купить этот важный девайс, и зависали часами в компьютерных клубах. То есть, когда я пришла на первый урок информатики, я даже мышкой не знала как пользоваться.

В итоге мне прилетело: «Ну ты же девочка, тебе это вообще вряд ли пригодится. Вот Paint, вот картинка — сделай как получится». Можно ли за оставшихся 20 минут урока самой научиться пользоваться мышкой, программой и нарисовать картинку? Можно, но получится не очень.

А потом по болезни я пропустила всю оставшуюся четверть и от одноклассников узнала про первую, гордую, без шансов на исправление (ты девочка, у тебя все равно лучше не получится) пятерку за четверть по десятибалльной шкале.

Я немного пострадала на каникулах, но решила доказать, что девочки вообще-то тоже могут. В итоге «9» за год и предложение пойти в продвинутую группу учить Паскаль.

История 2. Универ, 2 курс, мне 17.

У нас появился предмет «теория вероятности». Прекраснейший, интересный предмет. Я люблю математику. А это математика + решение каких-то практических вещей. В общем, космос.

К нам приходит препод на занятие, обводит взглядом практически полностью женскую группу и говорит: «И что вы делаете в университете? Вам борщ варить надо, а не теорию вероятности учить. Все равно вы глупые».

Хорошо, что теория вероятности — это не философия. А то я бы поступила, как @gertruda_st (Antonina Stebur). И пропустила бы интересный для меня предмет. Но в ТерВере ты либо решаешь задачу, либо нет. Я решала. Хотелось доказать за всех, что мы, женщины — разные, но точно не глупые. У меня была десятка за экзамен. Не знаю, доказала ли я что-то этому конкретному преподавателю, но себе так точно.

Ann Kitaevskaya

 Ссылка

Впервые с гендерной дискриминацией я встретилась ещё в далёком 7 классе. Я даже слова такого не знала, но каждой клеточкой почувствовала обиду.

Я хотела пойти учиться в лицей в класс информатики. Мы с моим папой пошли пообщаться с преподавателем, узнать как готовиться и что нужно для поступления.

Посмотрев на меня преподаватель сказал, у вас без шансов, тут одни мальчики учатся, девочек мы не берём.

Уважаемому было плевать, что в моей голове и на что я была способна. Я просто была девочкой. А он развернулся и ушел. Мой маленький мир рухнул, ведь я хотела стать лицеисткой.

Ха, в лицей я все равно поступила, потому что есть #womanpower, на ФизМат и физику обожала, спасибо за это моему замечательному преподавателю Александру Леонидовичу!

Volia Davydzik

 Ссылка

1.В моей жизни был эпизод, когда я хотела связать свою жизнь с миром газет и всяческой полиграфии. У меня было хобби — верстать. А в одном уважаемом историческом для нашей национальной идентичности издании как раз искали версталу. Собеседование проходило довольно хорошо, я рассказывала про свою укорененность в беларускую справу, опыт и образования, а затем меня отшибли констатацией: «Але ж вы жанчына, вам 27 год, магчыма вы будзеце нараджаць праз год-два». Эм. Милостивые господа, это не собеседование, а заглядывание под юбку, такие тайны многие даже своим гинекологам не поверяют, не то, что работодателю.

2. Я начала работать в институте. Моему начальнику центра я не понравилась категорически и сразу. В какой-то момент он спросил у меня: «Выйти замуж, наверное, было легче, чем придумать тему плановой работы?».

3. Одно время я часто ходила на собеседования. Я пошла в одну высокоуважаемый it-парк, видимо в порыве уйти от безденежья современной науки. Они, конечно, изучали мои соцсети. И с ехидной улыбкой парировали: «Вот мы поняли, вы человек довольно либеральных взглядов, не помешает ли это в вашей работе в нашей компании?». Очевидно, что современных кадравиков учат всяким модным примочкам, чтоб как бы стресс, все дела, проверочки всякие. Но порой они проявляют местечковую некомпетентность, стараясь подчеркнуть свою осведомленность.

По собеседованиям я больше не хожу.

Как видно из примеров, все они связаны с отсутствием в наших рабочих отношениях и сознании моих визави границ между публичным пространством и приватным, неспособность взаимодействовать в рамках приличия, даже если собеседник вызывает в тебе раздражение. Примеров этих масса. И чем бюджетнее организация, тем они красноречивее. Это как бы лицо той глубинной разобщенности с современностью, ее архаичная сестра, которая все еще не может отмереть или скрыться под маской дежурных коммуникативных процедур.

Milk and Fog

 Ссылка

На одной из пар по IT у меня не получалось выполнить одно задание. Преподаватель помог, но сразу после помощи была сказана фраза, которая заставила меня чувствовать себя человеком второго сорта. «Вот видите, вы не только красивая, но еще и умная.

Vera Fedotova

 Ссылка

Я случилась неудобной, росла с братьями такой сильной девочкой, что сама снимала горы со своих плеч, у меня была свобода выбора образования и все шло хорошо, пока в России я не столкнулась с таким поиском работы, когда тебя встречают не только по скилам и опыту, но и... полу. Даже некоммерческие организации не скрывают этого среди «своих», а свои в худ./культурной среде Петербурга — это каждый, с кем ты завис в Пирогах после вернисажа. У меня все ещё есть эти прекрасные е-мейлы: «Спасибо за интерес к нашей организации, но на данную позицию мы ищем молодого человека, возможно вы бы хотели быть у нас хозяйкой офиса?» — Нет. И милым приветствующим лицом в зале вашей галереи тоже не стану.

Катя Ващенко

 Ссылка

Год назад я попала в поле зрения мужчины, который теоретически вообще не должен был обратить на меня внимание. Взрослый, статусный, богатый и привыкший получать абсолютно всё и всех без лишних разговоров. Общение у нас сразу не слишком заладилось.

Например:

— Я куплю тебе квартиру.

— Мне не нужна квартира, у меня уже есть.

— Где?

— На станции метро «Кунцевщина».

— Я куплю тебе в Дроздах.

— Там слишком дорогая коммуналка, я не смогу оплачивать счета.

— Ты не будешь работать.

— А что я буду делать?

— Родишь мне сына...

Он планировал познакомиться с моей мамой, пообщаться с моим бывшим мужем (объяснить ему, что ни со мной, ни с Линдой он больше не будет видеться), жениться и зачать сына.

Предложение меня не вдохновило. Но за год лучшего варианта так и не нашлось. Может, всё-таки зря отказалась? Из меня могла бы получиться прекрасная #дамаудобнаявбыту.

Нет, не могла бы — кого я обманываю?!

i_chouette

 Ссылка

«Когда Тоня мне написала, я сразу ответила, мол, в жизни мне повезло, все чики-пуки, с какими-то особенными проявлениями я не сталкивалась. А обычное бытовое хамство не чуждо и мне.

Потом вспомнила один случай. Сидели мы с подругой в баре. И встретила я своего давнего знакомого, была очень рада видеть. И что-то в процессе разговора он произнёс такую фразу: «Инесса, вот нормальная ты тёлка, если бы не этот твой гребаный феминизм!». Вообще не поняла в тот момент, как мы пришли к этому.

Короче, мальчики и девочки. Делайте, что сами хотите. И будьте добрее, а то как лохи.

Женя Велько

 Ссылка

Моя мать работает в музыкальной школе, её партнёрка — на заводе, и в обоих случаях их коллеги-мужчины получают бо́льшие зарплаты за тот же труд и на тех же должностях, т.к. «им же семью кормить» (даже если семьи нет и не предвидится), а женщин «муж прокормит».

Текст: Тамара Колос

Фотографии: dama_udobnaya_v_bytuhannah.samarie, обложка — Matthew Kane