Дизайнер студии Honestly Designed Мария Степанова живет на два города: Москву и Минск. Несколько лет назад она вместе с мужем купила квартиру в новостройке на Сурганова и самостоятельно разработала и воплотила в жизнь ее дизайн. Поговорили с Марией об интерьере, искусстве и проблемах сталинок.

Текст:

Тамара Колос

Фото:

Сергей Красюк

«Хочется выходить из квартиры с современным ремонтом в красивый и чистый подъезд»

— По первому образованию я экономист — окончила факультет международных экономических отношений в БГЭУ в Минске. Затем училась в Международной школе дизайна в Москве. На третьем курсе я работала в агентстве недвижимости — помогала экспатам подбирать квартиры в аренду. Дело в том, что в Москве очень мало жилья под сдачу с продуманным дизайном, даже среди самых дорогих вариантов. Поэтому съемная квартира — это почти всегда компромисс. В итоге мне самой захотелось создавать интерьеры.

Наша семья живет и работает в Москве, но в Минске мы также бываем довольно часто. Покупка квартиры в Беларуси была, с одной стороны инвестицией, а с другой — жизненной необходимостью. Останавливаться всей гурьбой (я, муж и двое детей) у моих родителей стало некомфортно.

Eames lounge chair — Vitra, люстра Moooi, торшер винтажный 50-60х гг, тумба по эскизам Марии изготовлена в мастерской Братьев немцеВ. Картина — Дэн Хобдэй, дверь — на заказ у местных столяров, диван Furman, столики винтажные, колонки Cushman & Wakefield

В 2014 году мы приобрели квартиру в новостройке — ЖК «Академический» на Сурганова, прямо напротив Дворца водного спорта. Это точечная застройка: два 19-этажных дома значительно выше соседних пяти- и семи-этажных. Район очень хороший: неподалеку метро, рядом расположены Ботанический сад и парк Челюскинцев. Также мы обнаружили несколько футбольных полей, что очень хорошо, так как наш сын увлекается футболом. Да, на многих из них нельзя играть, но можно наблюдать за тренировками.

Мне лично больше нравятся «сталинки» с их высокими потолками, но, к сожалению, к старым квартирам прилагаются не самые симпатичные подъезды, а также непонятные коммуникации. Никогда не знаешь, с чем столкнешься при ремонте, например, прогнившие деревянные перекрытия. Кроме того, хочется выходить из квартиры с современным ремонтом в красивый и чистый подъезд — чтобы между ними не было контраста. Так что мы изначально рассматривали только новые дома. В этой новостройке нам как раз повезло с управляющей компанией: в подъезде висят фото пейзажей, ландшафтов, чисто и много зелени.

В среднем мы приезжаем сюда раз в пару месяцев, на неделю-две. В остальное время в квартире останавливается мама: родители живут за городом, но мама работает в Минске и часто ночует у нас.

«На своем проекте я огребла все косяки»

— Я провела перепланировку, в результате чего двухкомнатная квартира общей площадью 75 квадратных метров превратилась в трехкомнатную. За счет анфиладного расположения комнат удалось «расширить» пространство; не осталось ни одного коридора: на первоначальном плане они занимали больше 10 «квадратов» — и это даже без учета пятиметровой прихожей!

Также я выделила общую зону: кухня-гостиная-прихожая — площадью в 35 квадратных метров. «Мокрые» зоны остались на месте, разве что компактную кухню мы разместили в бывшем коридоре. Поначалу мы опасались, что там будет мало естественного света, так как она находится далеко от окон. Поэтому для увеличения инсоляции кухонные шкафчики мы сделали белыми, а стену в торце отделали зеркалом, заодно визуально расширив пространство.

Стол изготовлен по эскизам Марии в мастерской Братьев немцеВ, бра Artemide, подушки и вазы — Zara home, стулья спасены от участи оказаться на свалке и отреставрированы
Скамейка по эскизам хозяйки изготовлена у местных столяров, детский стул Икея, краска для стен Farrow and Ball. Кухня российского производства, плитка Equipe
Тумба под раковину — по эскизам Марии
Сантехника Villeroy&Boch

К детской присоединили балкон. Также нам удалось сделать два полноценных санузла (изначально их было полтора). В общем, планировку кардинально изменили, но сложностей с этим не возникло. Несущие стены, вернее, колонны, не затрагивались.

Стул Hay; навесные шкафчики — Икея; стол — ножки Икея, которые покрасили в черный, столешницу сделали на заказ у местных столяров. Картина Станислава Серова, люстра винтажная, висела у мужа в детской. Овечка Meier, диван Furman, шторы Scion, столик Hay, ковер Икея.

Работа шла достаточно долго. Во-первых, потому, что на тот момент было много проектов, и на свою квартиру времени не хватало — этакий сапожник без сапог. А, во-вторых, потому что квартира находится в другом городе, и вести проект удаленно все-таки сложнее. В общей сложности ушел примерно год на конструктив и столько же на декораторскую работу. Мы уже жили в квартире и параллельно подбирали недостающие предметы интерьера.

В итоге я поняла, что для себя проекты делать сложнее: приходится выступать одновременно в роли заказчика и исполнителя. Когда руки развязаны, и кажется можно сделать все, что хочешь, довольно сложно остановиться на одном варианте и понять, чего ты хочешь на самом деле. Со стороны бывает виднее.

Также нам не повезло с бригадой, и на своем проекте я огребла все косяки — бесценный опыт. Например, в санузле нужно было перекрасить стены, так как не попали в цвет, и строители заодно покрасили раму из метлахской плитки вокруг зеркала. Это не единственная нелепая ошибка, и это была уже не первая бригада. Тем больше я ценю строителей, с которыми сейчас работаю и в Москве, и в Минске.

«Разногласия у нас возникли только на стадии подбора искусства»

— Я старалась в равной степени отобразить свои предпочтения и предпочтения мужа. Так как муж доверяет мне в вопросах интерьера, он почти не принимал участия в процессе подбора материалов и мебели. Разногласия у нас возникли только на стадии подбора искусства. Оказалось, что наши вкусы не совпадают: я больше люблю современное искусство, а муж классику. Мы долго искали компромисс, и потом пришли к выводу, что интерьер только выигрывает от смешения стилей.

Мебель и аксессуары подбирала в Минске, Москве, Польше и Литве. У проекта получилась обширная логистика, что позволяет экономить на многих вещах. Вся встроенная мебель, включая тумбы под раковины, делалась на заказ у беларуских столяров — в мастерской Бомэн, с которой я давно работаю, в том числе и по московским проектам. Стол и тумба в гостиной делались по моим эскизам в московской мастерской Братьев немцеВ.

Картина Василия Костюченко, прикроватная тумба Zara home, настольная лампа по дизайну Вернера Пантона &Tradition, текстиль Zara home, ковер Икея, краска для стен Farrow and Ball
Дверь и кровать делали на заказ у местных столяров

Первоначально над столом в гостиной мы думали повесить картину, но это было бы не очень удобно в бытовом плане: большая картина висела бы на уровне головы, а маленькая просто-напросто не смотрелась бы. В итоге я придумала идею панно из деревянных спилов. В жизнь ее воплотил папа: он любит работать с деревом, это его хобби.

Кругляши папа сделал из дров. Но не классических, колотого вида. Это были деревья, которые попадали под сруб, при строительстве каких-то зданий или дорог. Диаметр у них был небольшой, подходящий. Так как дерево не было просушено по всем правилам, в некоторых местах оно рассохлось, что создало интересный эффект. Мне нравится, как оно выглядит, и многим гостям тоже: меня даже спрашивают, где можно купить такое же панно.

Функционально нам хотелось получить просторную гостиную-столовую, так как в доме всегда много гостей. Мои родители и сестры со своими семьями живут в Минске, и, приезжая их навестить, мы восполняем недостаток общения.

Также было важно разместить достаточное количество книжных стеллажей и удобных мест для чтения. В доме очень много книг: муж возглавляет крупное издательство в Москве, и вся семья, включая детей, любит читать.

Стол изготовлен по эскизам Марии в мастерской Братьев немцеВ, бра Artemide, скамейка по моим эскизам у местных столяров, вазы — Zara home

Что касается других мест хранения, то их немного. В целом, мы придерживаемся принципа минимализма в вещах, да и эта квартира — не основное место жительства. Поэтому мы ограничились шкафами в прихожей, спальне, детской и ванной — все они относительно небольшие.

В спальне, помимо шкафа и кровати, есть место для работы мужа — мы расширили и удлинили подоконник. Большинство сотрудников издательства, включая мужа, работают удаленно, вот почему у нас есть возможность приезжать в Минск на несколько недель и фактически жить на два города.

«Хотелось иметь возможность переключиться от московской суеты»

— Для меня важна цельность интерьера. Он должен соответствовать характеру, интересам и вкусам человека, который в нем живет, архитектуре здания, в котором расположен, пейзажу за окном, атмосфере города.

Эта квартира создавалась для отдыха и общения: хотелось иметь возможность переключиться от московской суеты. Поэтому для интерьера изначально были выбраны спокойные серо-оливковые и мятные цвета. Но потом мы решили добавить энергии и тепла — и так появились желтые и красные оттенки.

Какого-то определенного стиля в интерьере мы не придерживались. Я люблю эклектику и считаю, что объединяющим стержнем интерьера должен быть не стиль, а человек, который в нем живет. Если дом включает любимые предметы, то его несложно менять и приспосабливать для жизни в дальнейшем, привнося в него новые вещи.


Пока у нас отключены комментарии, обсудите текст на FB