Раньше мы показывали, в чем минчане ходят на вечеринки, но теперь некоторые из них ходят вместо баров на суды, причем в качестве обвиняемых. Поэтому The Village Беларусь обратил внимание, как выглядят политзаключенные на судах, тем более что многих из них мы уже не видели много месяцев.

Виктор Бабарико

Экс-глава «Белгазпромбанка», экс-претендент на пост президента Беларуси

Фото: Reuters
Фото: БЕЛТА (AFP)

Восемь месяцев с момента задержания до суда, который стартовал 17 февраля, как теперь выглядит Виктор Бабарико знали только его адвокат, сокамерники и следователи. 17 февраля Виктор Бабарико появился перед беларусами с той же сдержанной теплой улыбкой и своим фирменным жестом, который судья запретил показывать. Снимать фото и видео во время судебного заседания тоже запрещено. Сейчас, после 4-недельного перерыва, судебный процесс продолжается. Скоро Виктор Дмитриевич будет давать показания.

Левон Халатрян

Экс-управляющий бара ОК16, волонтер штаба Виктора Бабарико

Фото: @viktarbabarykaofficial
Фото: @viktarbabarykaofficial
Фото: @viktarbabarykaofficial

«Классическая» тюремная история Левона длиной 6 месяцев закончилась 19 февраля, когда суд признал его виновным на ч. 1 ст. 342 УК (Организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них), наказал 2 годами «химии» и выпустил на свободу до вступления приговора в силу.

Антон Беленский

Предприниматель, волонтер штаба Виктора Бабарико

Фото: @viktarbabarykaofficial
Фото: Надежда Бужан / «Наша Нива»

Силовики задержали Антона Беленского 10 августа как в боевике: ворвались в гостиничный номер, а после выставили его едва ли не одним из главных «кукловодов» «массовых беспорядков». Семь месяцев спустя суд признал Антона виновным и приговорил к полтора годам «химии». А пока Антон на свободе, кайфует, как он сам говорит, и надеется, что на «химии» его наказанием будет какая-то полезная для людей работа.

Наталья Херше

Беларуска, которая уже 12 лет живет в Швейцарии

Фото: Правозащитный центр «Вясна»
Фото: TUT.BY

Наталья Херше уже 12 лет живет в Швейцарии, стране, где полицейские не прячут лица перед мирными демонстрантами и защищают граждан. Но когда в Беларуси после выборов начались протесты и их жесткое подавление, Наталья решила приехать в Беларусь — своими глазами увидеть марши и ощутить народный подъем, но вообще-то планировала задержаться в стране только на 10 дней. А теперь задержится как минимум на 2,5 года, которые проведет в колонии за то, что сорвала балаклаву с силовика. Наталья и за решеткой продолжает протестовать и бороться — уже дважды объявлял голодовку и отказалась «шить режиму формы» в колонии.

Катерина Андреева и Дарья Чульцова

Журналистки «Белсата»

Фото: Надежда Бужан / «Наша Нива»

Дарья и Катерина уже стали символом независимой журналистики и напоминанием о цене, которую за нее иногда приходится платить. За честный репортаж с «площади Перемен», где собрались люди, чтобы почтить память убитого Романа Бондаренко, их приговорили к двум годам колонии. Девушки пишут в своих письмах, что ни на секунду не пожалели о том, что в тот момент честно делали свою работу, рискнув свободой.

Катерина Борисевич

Журналистка TUT.BY

Фото: Belta via Reuters

Екатерина — еще одна журналистка, которую режим хочет наказать за раскрытие правды, и ее дело тоже связано с Романом Бондаренко. Когда суд озвучил приговор Борисевич за текст о том, что у Романа в крови было «ноль промилле», — полгода колонии — многие беларусы испытали неловкость, обнаружив, что обрадовались такому мягкому несправедливому приговору. Неловкость, видимо, испытала и Генпрокуратура, но по каким-то своим причинам, и уже спустя несколько дней направила в суд апелляционный протест по уголовному делу в отношении журналистки Tut.by. Суд рассмотрит апелляцию 20 апреля, снова в закрытом формате. В результате приговор могут пересмотреть.

Андрей Попов

Гибщик по металлу, художник

Фото: АВ / @belsat
Фото: АВ / @belsat

23-летнего Андрея осудили по «народной статье» 293 УК (массовые беспорядки), но выбрали непопулярно жесткое наказание — пять лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Попов был задержан в Минске вечером после президентских выборов 9 августа. По данным правозащитников, перед задержанием был ранен силовиками.

Сестры Миронцевы

Виктория — официантка в ресторане, Анастасия — студентка последнего курса БГАИ

Фото: TUT.BY
Фото: TUT.BY

Виктория и Анастасия Миронцевы — родные сестры. Их задержали в октябре и теперь судят за то, что они «нарушили телесную неприкосновенность» ОМОНвцев.

Денис Чикалев

Фото: @belsat

Денис Чикалев оказался в эпицентре событий ночи 9 августа в Минске и засветился на многих фото, вероятно благодаря своей внешности — камуфляжному костюму и основательной бороде. «Я стоял на зеленой полосе от BIGZ, видел человека, который кинул бутылку в сотрудником. Я подбежал, сделал замечание. Посоветовал не заниматься ерундой, не провоцировать сотрудников», рассказывал Денис на суде в ответ на вопрос о том, как он руководил протестами. Тем не менее, Чикалева признали виновным по ч. 1 ст. 342 УК (Участие в действиях, грубо нарушивших общественный порядок) и приговорили к 3 годам «химии».

Юрий Дреко

Юрий — один из тех беларусов, которого приговорили к искуплению вины «трудом» — присудили год «химии» за надпись на заборе «СБ — с*ки бойтесь». По иронии, среди прочих по делу проходил Андрей Муковозчик — тот самый одиозный пропагандист, который постоянно шлет прозрачные намеки протестующим на то, что их давно пора истреблять.

Дмитрий Дубков

Дальнобойщик

Фото: @belsat

Дмитрию «повезло» намного меньше, чем многим другим политзаключенным. Если слово «повезло» вообще уместно в контексте несправедливых политически мотивированных приговоров. В ночь с 10 на 11 августа Дмитрий присутствовал на акции протеста возле станции метро «Пушкинская» в Минске. Его попросили преградить дорогу машиной коммунальной службы, что он и сделал. Вероятно, за эту особенность его протестной истории и получился такой жесткий срок — семь лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

Ольга Калацкая

Переводчица

Фото: @belsat

Суд над переводчицей Ольгой Калацкой начался сегодня, 23 марта. На заседание пришел и потерпевший — пропагандист СТВ Григорий Азаренок, правда выглядел он так, словно это его придавило и переехало бульдозером вины. Калацкую обвиняют в том, что она избила Азаренка, а точнее нанесла ему несколько ударов. Ольга этого не отрицает и говорит, что поступила так в порыве эмоций из-за убийства Романа Бондаренко и циничных комментариев Григория. Азаренок говорит, что претензий к Калацкой у него нет, а Гособвинение просит два года «домашней химии».


Текст: Ирина Горбач

Обложка:


Обсудите этот текст на Facebook