Многие беларусы впервые увидели, как выглядит домохозяйка Светлана Тихановская, когда она в качестве картонного манекена ездила по стране во время сбора подписей за кандидатов в президенты. Теперь Светлана — избранный лидер беларусов, который проводит встречи с высшим руководством европейских стран и выглядит соответствующе — как уверенный политик. «Радио Свобода» поговорило с экспертами по имиджу и самой Светланой о том, как менялся ее образ и кто работает над ее внешним видом. Публикуем главное из этой беседы.

Даниелла Коляда

Модель, участница модных показов Вивьен Вествуд, дочь основателей Беларуского свободного театра Наталья Коляды и Николая Халезина

— Люди готовятся к таким ролям годами, последовательно создают имидж, стараются выстраивать определенную идентичность и долю узнаваемости в выборе своих образов. Светлане пришлось сделать этот рывок за рекордно короткие сроки. Поэтому к ее имиджу надо подходить с двух ракурсов — канонического обсуждения, анализа ее образа, и с точки зрения ситуации, в которой она оказалась.

Очень сложно судить женщину, у которой муж в тюрьме, а ее саму насильно вывезли из страны, за определенную долю непродуманности или неаккуратности образа, который мы видим в ее ранних выступлениях. На тот момент выбор одежды перед Светланой не стоял и не должен был стоять на первом месте, ей нужно было определиться с личной и политической ролью, которую ей предстояло на себя взять.

Также не нужно ждать модных открытий и европейского политического стиля от женщины, которая раньше не была не только политиком, но и общественным деятелем. И каждый недочет — это не ее упущение, а ее пиар-команды.

Если смотреть на недавние образы Светланы в ее европейском туре, то прогресс очевиден. Видно, что она не только стала одеваться более соответственно своей роли, но и что стало ближе к тому, чтобы сформулировать эту роль для себя и соответствовать ей.

На встречу с президентом Словакии Светлана надела черное платье ¾ с декольте. Отсутствие пуговиц под горло, которые часто появлялись в ее образах, помогла ей расслабиться и создало более уверенный образ. В следующий раз я бы изменила шпильку, это подчеркнула бы ее лодыжку, ведь она в прекрасной форме. Я считаю, что грех этим не пользоваться.

Я бы посоветовала ей присмотреться к образам таких женщин-политиков, как Хелле Торнинг-Шмидт (бывшая премьер Дании) или Никола Стерджен (первый министр Шотландии), которые сочетают в себе безупречный стиль, женственность и роль сильной женщины во главе правительства. Это если доводить образ до идеала.

Политическая идентичность Светланы еще формируется, и вместе с ней формируется стиль. Образы, подходящие для мировой политической сцены и для беларуских реалий, разные. Для беларусов у нее изначально был образ женщины, которая встала на защиту своего мужчины; она могла бы быть вашей соседкой, вашей подругой, опять же учительницей ваших детей, она была понятна беларускому народу.

Как написали в New York Times, она была домохозяйкой, которая пошла против диктатора. Это от диктатора мы ждем дорогих гарнитуров, купленных на средства из госбюджета, с бронежилетами, даже на встречи в СИЗО КГБ. А от домохозяйки, подруги мы ждем платья, которое надели бы сами. Я убеждена, что если бы провели опрос фокус-группу, большинство беларусов были бы довольны, как она выглядела и раньше, и сейчас.

С другой стороны, мы видим Светлану на мировой политической арене, а здесь существуют определенные правила. Это активист может появиться в свободном стиле одежды, и ему это будет простительно, но политика мы ассоциируем с официальным и строго выверенным стилем. Ошибки политика в выборе одежды осуждаются, и теперь Светлане нужно больше уделять своему внешнему виду больше внимания. Международная политика не обращает внимания на личные и национальные переживания.

Что касается естественности, то я считаю, что это выбор каждого, ведь мы живем в эпоху бодипозитива и принятия себя. Было бы глупостью фокусироваться на макияже или прическе. Субъективно я бы хотела видеть Светлану с распущенными уложенными волосами и с легким макияжем, но это не играет никакой роли в ее борьбе за свободную Беларусь. Мне кажется, что людям в этот момент гораздо важнее ее действия, а не то, как она выглядит. Осуждать и разбирать ее образы мы начнем тогда, когда наших людей перестанут бить на улицах и насиловать в тюрьмах.

У Светланы, в отличие от Лукашенко, очень человеческий образ. Она женщина, которую другие женщины в Беларуси могут представить собой. И ей не нужно одеваться дорого, модно, стильно, чтобы быть той женщиной, которая приведет беларусов к свободе.


Руся (Марина Шукюрова)

Вокалистка группы Shuma, преподаватель по речи и постановке голоса, вокальный имиджмейкер

— Фигура Светланы вызывает у меня величайшее уважение и восхищение. Так быстро перепрыгнуть из роли матери, женщины, которая покровительствует семьей, так быстро оказаться в роли женщины-политика, которая встречается с мировыми лидерами, — это большой стресс. Я понимаю, насколько трудно это сделать.

Моя профессия — вокальный имиджмейкер — родилась на стычки политических технологий и владения голосом. Если человек идет на выборы, психолог определяет, какой архетип максимально корректен для этого политика, и, основываясь на этом, выстраивает стиль одежды, поведение, как человек себя ставит в пространстве, как двигает руками и что происходит с голосом. Были проведены исследования, в результате которых выяснилось, что 37% нашей трансляции образа самого себя принадлежат голосу, тому, как звучит наше тело. Заметно, что Светлана работает с каким-то профессионалом. Я проанализировала ряд выступлений Светланы и могу сказать, который был архетип в начале ее политической карьеры и какой сейчас.

В начале был архетип матери, которая покровительствует семьей. Голос звучал немного фальцетно. В интервью для BBC 8 июня был очень медленный темп. Это была Светлана-мать, Светлана-сестра, заботливая, с мягким голосом. Не только голос, но и сама структура сообщений — свобода, слова-паразиты, неустойчивые конструкции.

Теперь, если мы обратим внимание на последние записи Светланы, мы слышим, что голос из головы перешел в грудь. Грудной голос — это голос компетенции. Если человек в политике, в бизнесе или просто выбирает путь достижения компетентного вокального имиджа, тогда голос должен звучать в грудном регистре.

В начале политической карьеры стиль отношений у Светланы был довольно бытовой, а в последних записях она говорит размеренно, с паузами, сильно, грудным голосом: «Дорогие беларусы (пауза). Сегодня в тайне от народа Лукашенко провел свою инаугурацию». И в этом вокальном образе мы слышим компетентность, большую волю, характер. Я точно знаю, что говорю, какие мысли транслирую, к чему призываю.

И основное изменение — это то, что из архетипной фигуры матери и сестры, защитницы Светлана стала действительно борцом, борцом, с четким представлением, что делать, куда идти и что вообще происходит. Это для беларусов большая поддержка.

Раньше в голосе было много субтона, сейчас это грудной «альфа»-голос. Изменилась также просодия голоса и интонация точки, теперь голос сообщает: «Я знаю, что говорю».

Светлана начинает чувствовать себя политиком и звучать как политик. Но главное превращение и признание себя знаковой политической фигурой произойдет в момент, когда Светлана внутренне согласится с этим решением, почувствует, что да, я — политик, я знаю это про себя и согласна с этим. Тогда и голос, и имидж уже никогда не будут такими, какими были до выборов.


Светлана Тихановска

Политик, избранный беларуским народом лидер

— Стилиста как такового у меня нет. Когда я в Вильнюс приехала, у меня совсем ничего не было с собой. Мне помогли приобрести одежду. Положение обязывает немного изменить стиль. Домашней хозяйки, маме не нужны костюмы. Но к госпоже Меркель ты же не поедешь в обычной майке. Все должны понимать, что это всего лишь оболочка. Это ничего не значит. Главное, с чем ты едешь на эти официальные встречи. Очень меня растрогало мнение, что над моим голосом, над моей манерой говорить работают. К сожалению, нет. Нет у меня такого.

И я тоже целенаправленно над этим не работаю. Жизнь заставляет учиться всему очень быстро. Самостоятельно. Участницы разговора правильно подметили, что я не могу на эту тему сейчас говорить, хотя, может, это и интересно. Но не то время. Может, когда-нибудь расскажу. Поговорим об этом за чаем, когда победим, Но не сейчас.


Беседовала: Анна Соусь

Обложка: AP


Обсудите этот текст на Facebook