В наше время, как никогда ранее, женщинам удается совмещать свое дело, тысячу проектов, детей, тренинги, английский, йогу, вечеринку и поездку с полугодовалым ребенком в Таллин на машине. Героини The Village Беларусь из таких. Фотограф Юлия Лейдик, певица Руся и дизайнер Екатерина Безрукова выбрали модный look на Lamoda, в котором готовы провести свой день и все успеть.

Юлия Лейдик

фотограф

— Как долго Канаплев+Лейдик шли к тому, чтобы зарабатывать на жизнь исключительно фото?

— Полноценную финансовую независимость мы ощутили года через четыре. Все это время зарабатывали на свадьбах. Иногда чересчур творчески подходили к съемкам. Мы всегда стремились докопаться до сути и сделать психологический портрет человека. А это не всем нравилось. Сейчас снимаем свадьбы только наших друзей.

— Если бы не фотограф, то кем бы ты могла стать? Знаю, что одно время ты работала официанткой.

— Это была вынужденная мера. Я сама из России. После окончания Академии искусств, чтобы получить регистрации в Беларуси, устроилась официанткой. Месяц-два работала в «Суши весла», потом полгода в кафе «Грюнвальд».

Наверное, я могла бы стать стилистом или визажистом, говорят, у меня хороший вкус. Думаю, из меня получился бы хороший сценарист или креатор. Но фотография преследовала с детства, мои дяди и тетя — фотографы. После школы в родной Анапе я работала проявщицей пленок, а в Санкт-Петербурге делала фото на документы.

Сейчас мне нравятся естественные фотографии, без фотошопа, в чем-то даже нелепые, слегка кривые

— Ты сама себе нравишься на фотографиях?

— Как и любая девочка, иногда привередничаю, но комплексов по поводу внешности нет. Сейчас мне нравятся естественные фотографии, без фотошопа, в чем-то даже нелепые, слегка кривые.

— Какие твои самые смелые эксперименты с имиджем?

— Пришла как-то к парикмахеру своей мамы и говорю: «Подстриги меня так, как ты бы подстриг любимую женщину». У меня были длинные волосы, почти до попы. Он сделал суперкороткую стрижку, уложил завитками и попырскал лаком. Такая Татьяна Ларина. Попыталась сама перекрасить волосы в белый — они пожелтели. «О, Куклачев!» — сказала мама.

Я любила все яркое, если джинсы — то бирюзового цвета. Был у меня и период коротких юбок с высокими каблуками. Настолько высокими, что на вечеринке в баре «Вена» вывихнула ногу, пришлось даже вызвать скорую. Я постоянно трансформировалась в образах. Помню, из Анапы в Беларусь приехала в начале осени в шлепках и шортах, когда все уже ходили в куртках. Прошло много времени, пока до меня дошло, что здесь — офигенно холодно.

— Как ты выживаешь в беларуском климате?

— Первое время я засыпала под лампой, как будто под солнцем. Но в целом на климат не обращала внимания. Только в последние годы стала, особенно когда мы возвращаемся домой после отпуска в Анапе. Переживать наши холода помогают книги, общение с друзьями, хороший фильм. Еще меня очень вдохновляют запахи, парфюм с историей.

— Ты как-то говорила, что хочешь поснимать Анджелину Джоли. А сейчас?

— Хочу поработать с Вуди Алленом. Интересно, как он себя поведет и как мы себя поведем. Идея появилась, но чем она закончится — посмотрим. С Джоанной Стингрей, например, получилось.

— Недавно ты рассказала в Facebook о своей дислексии и что не можешь запомнить правила правописания. Подобные трудности, наверняка, сказывались на самооценке. Тем не менее, ты создаешь впечатление уверенной в себе девушки.

— Наверное, характер. Я не видела в дислексии ничего страшного. Еще год назад даже не знала, что этому есть название. Думала, просто глупенькая. Недавно ходила на курсы английского языка. Учительница быстро поняла, что со мной что-то не то, что я не знаю гласных и согласных, подлежащее и сказуемое. Я учу, но каждый раз забываю. Она объясняла сперва на русском, потом на английском. Скоро я опять иду в ту же школу. Они так впечатлились, что подготовили специальную программу для дислексиков.

— Какие еще полезные знания, кроме английского, ты приобрела во взрослом возрасте?

— Стала мамой.

— Дети сильно изменили твою жизнь? В чем сейчас приходится себе отказывать?

— Мы с Женей все делаем вместе, в том числе — воспитываем детей. Если мне нужно сходить на маникюр, йогу или в бассейн, он спокойно сидит с детьми. То же и в обратную сторону, если ему захочется, например, поиграть в гольф. С появлением детей катастрофически ничего не поменялось, наоборот, приобрело смысл. Раньше ты мог спать до полудня. Теперь стабильно встаешь в 7-8 утра. Это сильно дисциплинирует.

— У тебя была послеродовая депрессия?

— Где-то неделю после родов Агаты у меня был психоз, казалось, Женя все делает не так. Но быстро прошло, буквально через месяц мы уже преподавали курсы фотографии и брали Агату на занятия в люльке. Я считаю, что детям хорошо, когда хорошо родителям. Помню, когда Агате было пять месяцев, мы зимой поехали на машине в Таллин. На обратном пути, где-то под Вильнюсом, у нас лопнуло колесо и сломалась печка. Был такой стресс. Но Женя быстро заменил запаску и мы доехали до города. Я не жалела, что взяла маленького ребенка в поездку. Единственное, что ему надо — грудное молоко. Памперс поменял — и порядок.

Руся (Марина Шукюрова)

вокалистка этно-группы Shuma

— В жизни друзья и знакомые называют тебя Русей или Мариной?

— Сейчас я с трудом откликаюсь на «Марину», так ко мне обращается только мама. Для всех остальных на сцене и в жизни я Руся — сокращенное от Маруси.

— Группа неплохо тратится на костюмы для выступлений. Не жалко на эту статью расходов, учитывая, что гонорары у беларуских артистов невысокие?

— Для своих выступлений мы заказываем костюмы у беларуских дизайнеров — Наташи Цуран и Анатолия Трацевского. Алена Романова сделала нам офигенные железные маски, на которые обращают внимание европейцы на гастролях. Вся одежда очень крутая. Гонорара группы за новогодние концерты хватило только, чтобы ее оплатить. Сейчас финансовые дела немного улучшились, Shuma набрала авторитет.

Если ты беременеешь в 40 лет, общество смотрит косо: сумасшедшая баба, ей скоро помирать, а она дите рожает

— Ты поешь, озвучиваешь кино и мультфильмы, ставишь голоса IT-шникам, бизнесменам и другим. Что из этого приносит тебе наибольший доход? А удовольствие?

— Каждый источников приносит примерно равную часть. Бывает в месяц у меня семь концертов и ни одной частной консультации по голосу. А бывает месяц интенсивов и ни одного выступления. Лет пять назад я твердо решила, что буду заниматься только тем, что доставляет искреннее удовольствие. Важно не лицемерить себе и не жить ради бабок: вот озвучу хрень, срублю 500 долларов, буду валяться месяц на диване. После таких 500 долларов мне было так тошно от самоедства и неуважения к себе. Теперь все, что я делаю за гонорары или бесплатно, делаю в удовольствие. И вижу колоссальные результаты.

— В прошлом году ты снялась обнаженной для журнала «Большой», который вышел накануне финала национального отбора на «Евровидение». Ты долго решалась на этот pr-шаг?

— Я восприняла фотосессию как возможность работы над собой, поэтому быстро согласилась. Через фотографии я училась принимать себя, критику своей внешности. Мне было интересно исследовать реакцию социума на обнаженное тело. Я получила, что хотела. К слову, это была не единственная моя голая фотосессия. Еще одна — во время беременности. Тогда я хотела поговорить с женщинами о том, как решиться родить ближе к сорока и воспитывать ребенка в одиночку. Если ты беременеешь в 40 лет, общество смотрит косо: сумасшедшая баба, ей скоро помирать, а она дите рожает. Я получила много благодарных теплых откликов, прямо до слез. Одни из лучших моих фото. Спасибо любимейшим фотографам Жене Канаплеву и Юле Лейдик.

— Как рождение дочки повлияло на тебя?

— Это нелегкий опыт, но очень счастливый. Я стала более спокойной, наполненной, у меня появилось больше энергии, новые смыслы. Кардинально жизнь не изменилась. Мне помогает моя мама, бабушка Аи. Я продолжаю учиться, хожу на семинары, рейвы, вместе с мамой и малышкой езжу на гастроли, в путешествия. Я легко отказалась от дурных привычек, типа выкурить сигаретку, выпить в пятницу вина с подружками или все воскресенье пролялякать с приятельницами в ресторане. Я выстроила систему приоритетов, ставлю себе четкие цели на неделю, месяц, год. Занимаюсь спортом, слежу за питанием, работаю над собой, регулярно хожу к психотерапевту. Подпитываюсь любовью окружающих и своей любовью к ним.

Екатерина Безрукова

дизайнер Tikota Unique

— До того, как стать дизайнером, ты работала моделью. Что этот опыт тебе дал?

— Хорошие полезные знакомства с фотографами, визажистами, моделями. Со многими общаюсь до сих пор, с некоторыми сотрудничаю уже как дизайнер.

— У тебя есть любимые фотографы?

— Мне нравятся фотографы, которые не про няшность и гламур, а те, кто показывают человека. Абсолютное удовольствие работать с беларускими фотографами, особенно со стажем. Не хочу никого обидеть, поэтому без имен. Для меня это список более чем из 15 человек.

— По образованию ты географ-биолог, не дизайнер. Тем не менее, у тебя свой бренд, ты участвуешь в неделях моды. Ты ощущала нехватку фундаментального образования?

— Когда я только начинала, некоторые дизайнеры пытались уколоть меня отсутствием корочки. Да, я училась не по учебникам, а по своим ощущениям, и руководствуюсь ими до сих пор. Классические университеты не всегда дают актуальные знания. Сейчас можно учиться онлайн, даже получать образование за рубежом. Я люблю интересные и полезные специализированные мероприятия, семинары и встречи с экспертами. Правда, чаще они проходят в Москве, чем у нас. У меня нет установки, что я «должна» получить знания в дизайне одежды. Важно развиваться там, куда тянет: фото, живопись, архитектура, практики.

Многие бренды называют свою одежду дизайнерской, хоть дизайнерского там ничего нет, просто вещи из журнала Burda

— Твоя первая коллекция была из вторичных материалов, потом были и другие подобные. Ты говорила, что беларусы оказались не готовы к такому. Ситуация изменилась?

— Изменилась, и на мой взгляд, не в лучшую сторону. Вообще стало меньше креатива, дизайнеры подстроились под массы. Я сама ушла от суперидей как на «Мельнице моды». Практичность, сближение с народом, с одной стороны, — хорошо. С другой, многие бренды называют свою одежду дизайнерской, хоть дизайнерского там ничего нет, просто вещи из журнала Burda.

— Сейчас все чаще говорят о fast fashion — быстрой моде — и осознанном потреблении. Что ты об этом думаешь?

— Своими коллекциями я обратила внимание на тему устойчивого развития, когда она не была хайпом, как сейчас, например. Конечно, для многих это было ново, но мне удалось показать, что все реально и вещи носибельны (многие клиенты носят эту одежду до сих пор). За последние пару лет ситуация с осознанным потреблением в нашей стране поменялась и это круто. Но во многом я вижу «рекламный ход», чтобы повысить лояльность клиента. У меня самой вещей немного: вижу смысл в качестве, а не в количестве. Конечно, что-то переделываю, отдаю в KaliLaska, что-то откладываю до нового «цветового сезона» чтобы вернуться позже. Сейчас, например, в моем гардеробе много розового, наверное из-за беременности, а раньше совершенно не любила этот цвет.

— Как правило люди, которые занимаются своим делом, крайне мало отдыхают. А ты умеешь?

— Важно правильно балансировать. Иногда я боюсь делегировать часть работы, трачу много ресурсов и страдаю от этого. Идеальный отдых — на природе или в путешествиях. В моем случае путешествия всегда активны: ноги видят больше, чем глаза.

— Ты одна из тех молодых мамочек, которые могут покормить ребенка грудью в торговом центре, и не боятся путешествовать с малышом. Как ты к этому пришла?

— В первое длительное путешествием отправились, когда Захару было 1,5 месяца: проехали на машине больше тысячи километров. В три месяца Захар летел с нами в Албанию двумя самолетами. Для меня это не подвиг, а образ жизни. Мы с мужем не подстраиваем конкретно под ребенка и не планируем с будущим. Для нас, конечно, важно дать детям необходимое, помогать, заботиться, ведь родитель в первую очередь «проводник». Если малыш видит спокойную и уверенную маму, да еще с молоком в груди, что ему еще нужно?

— Год назад ты ругала беларуских мужчин, что никто не помог, когда ты упала с малышом. Ты все еще невысокого мнения о них?

— Я сейчас на 8 месяце беременности, и место в транспорте мужчины мне не уступают. Я понимаю, что мой живот не особо заметен… Наверное, нельзя понять, каково приходится женщине с маленьким ребенком или беременной, если ты не женщина.

Актриса в новой рекламной кампании Lamoda

Онлайн-платформа Lamoda представила новую рекламную кампанию, приуроченную к началу осенне-зимнего сезона. Лицом кампании стала актриса Кристина Асмус. Кристина примерила главные тренды последних женских коллекций: тяжелый велюр, трикотаж, водолазки и oversize джемперы, эко-кожу, светлые джинсы, удобную спортивную одежду, а также классические костюмы.

*Цены действительны на момент публикации материала

материал подготовлен при поддержке


Фото

Катя Шумак

Стиль

Анастасия Карасева

Текст

Надежда Таган


Обсудите этот текст на Facebook